Винный Декамерон

Позвать нескольких хороших друзей, набрать побольше вина и удалиться от суеты дней на десять—примерно так представляет себе праздники добрая половина городских обитателей. Идея, проверенная ещё во времена Декамерона, герои которого, как вы помните, назначили темы для каждого из десяти дней своего отшельничества. Так—по направлению полёта памяти и фантазии—можно распределить не только рассказы и анекдоты, но и вина. Тем более, что и само вино может стать отличной темой для вечера.

Первый бокал: о подвигах, о славе

Мы никогда не узнаем точно, как было изобретено шампанское и какие мотивы двигали бенедиктинским монахом Пьером Периньоном—бескорыстное стремление к божественной чистоте, честолюбивый интерес первым испро-

бовать новую технологию или корыстолюбивое желание услужить двору Людовика XIV. Однако с тех пор, как шампанское вышло из стен аббатства О-Вилле, его образ поразительно раздваивается. Для художников, поэтов и влюблённых оно означает момент возвышенного счастья, а погружённым в суету даёт минуту тщеславного удовлетворения. История этого противоречия уже насчитывает более трёх веков и пока продолжается. Чем не тема для первого вечера?

CHAMPAGNE DOM PERIGNON 1998

Новый релиз самого знаменитого среди престижных шампанских займёт достойное место в великолепном ряду своих предшественников. Молодой «Дом Периньон», как всегда, обдаст вас бодрой цитрусовой волной и тут же смягчит её нежным оттенком свежей сдобы. Смакование оттенков этого яркого, плотного вкуса можно растянуть на целый вечер.

CHAMPAGNE LOUIS ROEDERER CRISTAL 1999

Только что выпущенный миллезим ультрамодного шампанского необычайно хорош, но непростительно молод. Есть опасность, что его не очень-то обильные запасы будут уничтожены под Новый год, а значит, мы не узнаем, как по‑настоящему мог бы раскрыться этот тонкий и сдержанный пока аромат, играющий цветочными, плодовыми и минеральными полутонами.

CHAMPAGNE DOM RUINART ROSE 1988

Два года назад розовый «Дом Рюинар» 1988 года «взрывался» ягодными оттенками, а сейчас в нём чуть больше от пряности, сигарного табака, ароматов осеннего леса. Это великолепно вызревшее шампанское не утратило соблазнительности, просто очарование его приобрело новую глубину.

SPUMANTE JULIO FERRARI 1996

Виноделы, которым удалось создать великие игристые вина, часто просят дегустировать их из классических винных бокалов, а не из узких «флейт». Так ароматы отчётливее, а впечатления—глубже. Julio Ferrari—не просто уступка итальянскому стилю среди великих шампанских. Это «кюве» 15 раз в своей истории завоёвывало «3 бокала», высшую оценку гида Gambero Rosso. Одно из лучших проявлений сорта Шардоне в итальянском виноделии!

CAVA FREIXENET RESERVA REAL

«Королевский резерв» Фрейшенета—не пустое название. Эта Cava действительно поставляется ко двору Его Величества. Право это вино подтвердило в слепой дегустации, выиграв конкурс за место на свадьбе королевской дочери. Может быть, этой победой Reserva Real обязана своему элегантному стилю и аристократической тонкости—качествам, увы, всё более редким среди нынешних образцов игристого.

Разделённая любовь

Иные вина, как люди, никогда не смогут найти свою идеальную пару. То ли страсть винодела оставила в их судьбе и характере такой глубокий след, то ли звёзды совпали в непоправимую комбинацию одиночества, то ли гений шеф-повара ещё не воззвал к жизни то блюдо, ради которого это вино могло бы быть призвано на стол. А есть и, напротив, вина, словно рождённые для счастливого гастрономического союза, гармоничные сами по себе и окружающие обед чудом гармонии. И если в них есть какой-нибудь повод для застольной беседы, кроме гурманского обсуждения всё новых оттенков вкуса, то это, конечно, повод поговорить о разделённой любви.

ANTINORI TIGNANELLO 2001

«Тиньянелло» было исторически первым «супертосканским» вином, в котором гений Эмиля Пейно обнажил первозданную красоту сорта Санджовезе—и обнаружил его высокое кулинарное предназначение. Образец 2001 года близок к эталону: густой вишнёвый аромат и сочный вкус с шелковистыми танинами взывают к самым потаённым глубинам нашего гастрономического подсознания и гарантируют вожделенное слюноотделение. Одно из тех удивительных красных вин, которые могут подойти не только в мясу, но и, например, к морепродуктам на гриле.

CAMPO DI SASSO INSOGLIO 2003

Пути двух маркизов: Пьеро Антинори (владельца Tignanello и Solaia) и его брата Лодовико (создателя Ornellaia и Masseto)—несколько раз расходились и пересекались. Теперь они снова вместе, и недавний проект подтверждает, что две головы лучше. Когда в первый урожай Insoglio ради спасения качества пришлось добавлять сорт Сира, маркизу Лодовико понадобилась братская помощь. Маркиз Пьеро предложил ему использовать для купажа один из своих виноградников, и так, практически случайно, состоялось одно из самых интересных за последнее время новых вин Тосканы. Незаменимое вино для сопровождения дичи, да и для мяса вообще.

CHANSON PERE & FILS BEAUNE 1-ER CRU «CLOS DES MOUCHES» 2002

Классическая бургундская версия «Пино Нуар» с оттенком чуть полежавшей вишни и едва обозначенными землистыми тонами, которые с выдержкой разовьются в неповторимую гамму осенних ароматов. Квинтэссенция бургундской кухни—тушение. И нет лучшего вина для таких блюд, чем старое доброе «Пино Нуар».

CHATEAU MARGAUX PAVILLON BLANC 2001

Одно из самых тонких белых гастрономических вин существует вопреки логике. В Мекке красных вин, среди виноградников Шато Марго, есть крошечный участок, засаженный белым сортом Совиньон Блан. Вино, которое из него получают, не имеет права на престижное наименование и выпускается, как простое Бордо, но ценится выше многих самых котируемых вин. По чистоте, плодовой свежести и тонкой минеральности аромата это вино знает мало равных себе. А по конгениальной способности украшать стол с рыбой и морепродуктами, пожалуй, оно и просто лучшее.

CHAPOUTIER HERMITAGE BLANC CHANTE-ALOUETTE 2001

Если бы люди не умели жарить телятину или свинину, если бы они не знали вкуса запечённой утки или индейки, они могли бы не понять, зачем нужны лучшие белые вина долины Роны. Но попробуйте это плотное, тельное вино с тонами сухофруктов и приятно освежающей кислотностью—и утка с яблоками, и шейка с черносливом сами собой возникнут перед глазами.

Женщина в белом

История вина—это всемирная история соблазна. Как много общих слов связывают описание вина и описание женственной красоты. Как много тайн хранит распитая на двоих бутылка. Разделим те вина, которые дегустаторы условно называют «винами соблазна», на два вечера, по темпераменту. Самые нежные и романтические белые вина пусть объединит призрачный образ «Женщины в белом»…

JERMAN VINTAGE TUNINA 2003

Вино точно в тему и в настроение. Туниной звали не только первую владелицу виноградника, с которого происходит это вино, но и самую бедную (в том смысле, что небогатую) любовницу Казановы, простую и прекрасную экономку в доме венецианских купцов. Вино, названное в честь этих двух женщин, кажется лёгким и необременительным, как влюблённость в залитой солнцем Венеции. Только память о нём, как и о венецианском приключении, не умирает.

MICHEL BOUZEREAU ET FILS PULIGNY-MONTRACHET 1-ER CRU LES CHAMPS GAINS 2001

«Пулиньи-Монраше» считают самым женственным среди белых бургундских вин—оно не так жёстко и структурно, как «Шассань», и не так полновесно, как «Монраше». Les Champs Gains от Мишеля Бузеро—одновременно женственно и чуть пикантно. Оно нежно расцветает медовыми оттенками, продолжается лёгкой пряностью и прекрасно завершается айвовым послевкусием. Настроение, как из тургеневского романа!

CONCHA Y TORO CHARDONNAY AMELIA 2001

Топовое белое вино от одной из самых крупных чилийских винных компаний названо в честь донны Амалии, супруги основателя дома. Вино темпераментное и яркое, как чилийское солнце. Такое «Шардоне» не стесняется и не сдерживает эмоций, щедро обдавая дегустатора волнами спелых плодовых, нежных сливочных и пряно-ореховых ароматов.

EGON MULLER SHARZHOFBERGER RIESLING KABINETT 2003

Северный «Рислинг» звучит в антитезе с южным «Шардоне», но загадочная женственность ассоциативно роднит эти два вина. Великолепный сухой «Рислинг» от Эгона Мюллера хранит в себе свежесть прохладного летнего утра и едва различимую сладость, которая созвучна недосказанности этих минут.

DR. LOOSEN ERDENER TREPPHEN RIESLING AUSLESE 2003

Поздний сбор, вкус спелых плодов, в котором больше сладости и от которого полнее счастье—это вино для тех, кто умеет ждать. История «Ауслезе"—всегда история со счастливым финалом, таким же томным и долгим, как послевкусие мозельского.

Lady in Red

…А страстный и плотский характер красных вин лучше подойдёт для вечера наиболее откровенных историй. Когда первые взгляды встретились, первые шаги сделаны и первое смятение проникло в область чувств.

MICHEL LAROCHE, JORGE CODERCH CASABLANCA VALLEY PINOT NOIR 2001

«Пино Нуар» за пределами Франции очень долго не получалось—оно было или грубоватым и слишком алкогольным, или пустым, без плодового наполнения и терруарного смысла. Не получалось, пока французы сами не показали, как надо делать вино из этого сорта в жарком заокеанье. Винодел из Шабли Мишель Ларош одним из первых «взорвал» чилийский «Пино Нуар» фруктовыми ароматами, сделав то, чего он никогда бы не мог сделать в Бургундии. Его чилийская история—это история Пигмалиона и Галатеи.

EN BILLARD GEVREY-CHAMBERTIN 2000

Хью Джонсон как-то заметил, что в наименованиях бургундских вин, то есть в самом звучании этих слов, заложено «мужское» или «женское» начало. Этому правилу мы находили множество подтверждений, но вот и убедительное исключение. «Жевре-Шамбертен» все и всегда считали вином мужским. А En Billard—неожиданно нежное и соблазнительное вино (из тех, что за мягкость экспрессии принято называть округлыми), с весомыми танинами, но и с освежающей живой кислотностью… Как много открытий мы могли бы не сделать, если бы оставались в плену предрассудков.

QUERCIABELLA CAMARTINA 2000

В Тоскане 2000 год дал один из тех урожаев, когда солнце не помогало виноделу, а несло опасность—зной грозит вину чрезмерной крепостью и потерей свежести. Откупоривая итальянское вино, на этикетке которого значится 14 и более процентов алкоголя, вы должны быть готовы к неприятным сюрпризам… Но открытая нами бутылка Camartina сразу же разнесла по комнате такой чувственный аромат свежих ягод, словно она спешила быть узнанной и бросалась в объятия. Тот случай, когда свидание было бурным.

ALEJANDRO FERNANDEZ PESQUERA RESERVA 2001

Фруктовая сочность, шелковистые танины и тонкая минеральность, происходящая от гравийных почв Рибера дель Дуэро—редкий не только для вина случай, когда стильное кажется ещё и соблазнительным. Спросите у семидесятилетнего Алехандро Фернандеса, как у него получается придавать винам чувственность, и он минут на тридцать займёт ваше внимание рассказом об афродизиатических свойствах вина, и о том, почему он путешествует не один!

MICHELE CHIARLO BARBERA D\'ASTI SUPERIORE DOC «LA COURT» 2001

Многократно рассказанная история сорта Барбера—это история Золушки. Однако Микеле Кьярло, играющий в нашей инсценировке роль принца, не только разыскал свою любовь и возвёл её на престол, но придал сказке откровенно эротическое звучание. А если в эту сказку не верить, то непонятно, как один и тот же сорт в близких поместьях может получаться и вовсе невзрачным, и самым соблазнительно-прекрасным на свете.

Без условностей

Необузданная человеческая страсть проявляет себя не только в любви—бывает, что и акт творчества, и даже ход научной мысли исполнены её горячим дыханием. Должен ли артист остерегаться своего исступления и должен ли зритель сдерживать экстатический жар? Примеры рукотворной красоты, которая не всегда элегантна, и дикой природы, которую нельзя не назвать прекрасной, часто преподносит нам и виноделие.

ERRзZURIZ CASABLANCA VALLEY PINOT NOIR WILD FERMENT 2002

У современного виноделия есть техническая проблема—всё больше производителей используют искусственные дрожжи взамен тех натуральных ферментов, которые живут на виноградниках, и в идеале должны сами вызывать брожение. С искусственными дрожжами работать удобно—они дают стабильный результат, только вот вина получаются похожими. Особенно страдают этим виноделы Нового Света. Их можно понять—под щедрым солнцем Чили и Аргентины, Австралии и ЮАР виноград набирает столько сахара, что обычные дрожжи не справляются. Сложнее понять редких по нынешним временам чудаков, пытающихся сохранить природный вкус вина и заставить работать природные ферменты. Чилиец Эдуардо Чедвик—из их числа. Вина его линии Wild Ferment дышат подлинным дыханием долины Касабланка.

STONYRIDGE VINEYARD LAROSE WAIHEKE ISLAND 2000

Стивен Уайт слывёт самым харизматичным виноделом Новой Зеландии, а остров Вайхеке имеет славу пристанища хиппи и центра торговли марихуаной. Может быть, поэтому вино, которое Стивен Уайт делает на острове Вайхеке, столь необычно и притягательно. Это вино сделано из бордоских сортов винограда, но если оно и напоминает Бордо, то в каком-то его доисторическом виде—до того, как вкус стал меняться в угоду моде. Его яркий цветочный аромат, наверное, кому-то покажется диковатым, но он прекрасен и неповторим. Может быть, поэтому Стивен Уайт дал ему имя Розы.

ARNALDO CAPRAI SAGRANTINO DI MONTEFALCO 25 ANNI 2001

Марко Капрай—наместник Сагрантино на этой земле—так один хороший журналист назвал самого популярного из молодых виноделов Италии. Марко Капрай служит винограду сорта Сагрантино, как идолу, исступлённо и подвижнически. Но зато ему удалось сделать из этого мало кому ранее известного сорта безоговорочно великое вино. Все винные справочники Италии уже не первый год дают ему высшие оценки, а виноделы с мировыми именами начинают ему подражать.

ARGIOLAS TURRIGA ISOLA DEI NURAGHI 1998

Сардиния, остров, который скоро станет вторым отечеством для многих русских, нашёл своего «винного пророка». Зовут его Франко Арджиолас. Он первым на Сардинии создал вино, получившее мировой резонанс и всеми принятое с восторгом. Такие классные вина вообще появляются редко, но когда они представляют аутентичный сорт (в данном случае—85% Каннонау), это становится настоящим открытием. Turriga—сверхновая звезда винных гидов и благодарный материал для разбора модными критиками. Теперь есть, что привозить с Сардинии.

DOMAINE WEINBACH RIESLING GRAND CRU SHLOSSBERG CUVEE SANTE CATHERINE «L\'INEDIT» ALSACE 2002

Путь Рислинга к проявлению всех своих чудесных качеств бывает похож на духовный путь монаха. Исполненный чистоты в молодости, будущий великий Рислинг на какое-то время закрывается в аромате и смиренно ждёт просветления. И через несколько лет оно вдруг приходит—тогда вино начинает источать удивительные минеральные, «нефтяные» ноты, ради которых мудрые коллекционеры ждали, надеясь и веря, готовясь любить.

Чистый разум

Есть вина, которые олицетворяют торжество чистого разума, победу рационального над сверхъестественным, триумф созидательного начала над хаосом. Вина правильные, как классицизм в архитектуре и евклидова геометрия. Вина заявленные—и построенные, как и было обещано. Вина назидательные—со счастливым концом и моралью. Такие истории тоже нужны в новейшем Декамероне.

BARON DE «L» POUILLY FUMГ

Барон Патрик де Ладусет вырос в Аргентине и стал банкиром. Когда он решил вернуться в родовое поместье на Луаре, местное виноделие пребывало в глубоком провинциальном пессимизме. Барон Патрик де Ладусет отреставрировал замок, придав ему почти туристический лоск, обустроил винодельню по последнему слову научно-технической мысли и создал бренд, какого до него на всем протяжении этой великой французской реки, со всеми её шато, никто не создавал. Изысканной светской публике стало не стыдно заказывать в ресторанах элегантный «Сансер» и «Пуйи-Фюме».

ALMAVIVA 2000

Если Ротшильды что-то делают, они делают это основательно. Если Ротшильды хотят быть первыми, они первыми будут. Проверено многолетней практикой. Из последних примеров—доказано историей «Альмавивы». Вино «Альмавива» было задумано баронессой Филиппиной де Ротшильд как чилийское гран-крю и построено по принципу бордоского Шато. Название, по причудливой артистической воле баронессы, бывшей актрисы, взяли у персонажа из «Женитьбы Фигаро». Представление первых урожаев прошло в Шато Мутон-Ротшильд с размахом вполне театральным. Вино приняли и статус признали безоговорочно.

CHATEAU CLARKE 2001

Барон Эдмон де Ротшильд считался самым богатым среди французских Ротшильдов. Он был фактическим владельцем Лафита и, когда Шато Марго был выставлен на продажу, он не купил его только из этических соображений. Ему казалось, что два из пяти самых великих замков Бордо в одних руках—это нескромно. И тогда он решил приобрести никому неизвестный Шато Кларк. Едва ли мудрому барону хотелось сделать из него второй Лафит или Марго, но он вложил все возможные деньги, силы и время в то, чтобы создать вино, достойное почитания. Кто видел, как вручную, по ягодке, в Шато Кларк перебирают весь урожай, тот поймёт силу любви покойного барона Эдмона к вину.

CHATEAU VALANDRAUD 2000

История первого «гаражного» вина хрестоматийна. Жан-Люк Тюневен, бывший банковский клерк, не на шутку увлёкся вином. Открыл винный бар в Сент-Эмильоне, попробовал себя в качестве виноторговца, а потом приобрёл условно взятый гектар виноградника—один ряд сент-эмильонской лозы. Полученное с этого гектара вино он назвал во славу обожаемой им жены Мюриель Андро—ChЙteau Valandraud. А когда приехавший впервые знакомиться с Бордо Роберт Паркер попросил показать ему собственно Шато, он представил гараж, где шедевр виноделия и был произведён. Так был назван новый жанр виноделия. Тюневена ждал успех, владения его расширились, вино больше не делается в гараже, но имя осталось.

«ГЛАХУНА» САПЕРАВИ ПОГРЕБ №2

Удивительный человек Рамаз Пейкришвили однажды решил, что кахетинское вино, которое его семья делает по старинному рецепту в количестве нескольких сотен бутылок, должно продаваться по цене не менее высокой, чем «Шато Петрюс». Решил—и назначил цену с тремя нулями, в условных единицах. Прежде чем он продал первую бутылку, прошло несколько месяцев. Прежде чем понял, что нужно делать несколько линеек по разным ценам, прошло несколько лет. Но теперь у него есть настоящий винный бренд, медали международного винного конкурса и благосклонный отзыв Хью Джонсона. Неплохо для развития старой семейной традиции.

Итальянские мастера

ѓИтальянская тема почему-то не выходит из моды. Кажется, что итальянские мастера имеют вечную бронь в истории. Непонятно только, почему эта привилегия распространяется на представителей такого большого числа ремёсел: сапожников и живописцев, архитекторов и портных, стряпчих и скульпторов, автомобилестроителей и виноделов. Итальянцы окружены артефактами и ближе к ним в повседневной жизни. Лучшие итальянские вина, как и любую другую работу настоящего итальянского мастера, можно было бы выставлять в музеях. Для этого только и потребовалось бы решить, что вопрос с тарой.

TENUTE DELL\'ORNELLAIA

MASSETO 2001

Как много прекрасного в искусстве родилось из случайностей! Виноград сорта Мерло, который использовался для добавления в Орнеллайю, однажды, в особенно удачный год, обратил на себя внимание Лодовико Антинори, и тот решил сохранить его как самостоятельное вино. Мерло это развилось так прекрасно, что вскоре стало одним из лучших вин мира. Сегодня мы знаем его как Массето.

GAJA LANGHE SORI TILDIN 2001

Sori Tildin—пример упрямства художника. Когда Анджело Гайю стали упрекать за отход от правил производства DOCG Barbaresco, он заявил, что не будет изменять своим принципам и деклассировал вино до более общего наименования Ланге. А Барбареско потеряло не просто одно из своих лучших вин—то вино, с которого началась его слава.

PIO CESARE BARBARESCO IL BRICCO 2000

Дегустировать некоторые вина—всё равно что разглядывать прописанный до мелких деталей пейзаж. Вот залитый полуденным светом крутой склон холма, обращённый на юго-восток. Солнце высоко, и ряды лоз почти не дают тени. В 2000 году жара прогрела каменистую почву так, что виноград не только полностью вызрел, но пропитался минералами, а в вине появилась дымная нотка, напоминающая о выжженной солнцем траве.

MICHELE CHIARLO BAROLO CEREQUIO 2001

В виноделии, как и в живописи, идёт постоянный спор между традицоналистами и авангардистами. Иногда он принимает характер сурового противостояния, но чаще ограничивается вполне дружелюбной полемикой с целью подзадорить друг друга и украсть пару секретов. Микеле Кьярло вроде бы относится к числу пьемонтских традиционалистов. Однако его вина настолько сочны, насыщенны и соблазнительны, что и самые смелые новаторы смущённо завидуют.

MASI AMARONE DELLA VALPOLICELLA CLASSICO MAZZANO 1999

В любом ремесле есть какая-нибудь старая техника, которую воспроизвести решаются только самые искусные мастера. В виноделии один из таких трудных жанров— «Амароне», сухое крепкое вино из подвяленного винограда. Содержание алкоголя в «Амароне» превышает 16 градусов, но делается оно без добавления спирта. Задача винодела при производстве такого вина—достичь во вкусе тонкого равновесия свежести и танинов, крепости и плодового наполнения. Работа ручная, стоит недёшево, но впечатления дарит незабываемые.

DE PROFUNDIS

Разговор о вечных ценностях мог бы показаться слишком серьёзным без вина. Впрочем, и вино в ранге иконы становится как-то скучнее. Всё, что есть в мире незыблемого, как пирамиды или Парфенон, утрачивает смысл под глянцем, в рамке 10х15. И только ошеломлённая память того, кто это видел по‑настоящему, возвращает выхолощенному образу глубину чуда света.

CHATEAU LAFITE ROTHSCHILD 2000

Если есть среди вин непререкаемый авторитет, то это Лафит. Оспорить его ценность не берутся никакие революционеры, достичь его высоты не надеется ни один самый амбициозный Шато. Лафит—больше, чем замок, бренд или шедевр винодела. Это нерукотворный памятник самому виноделию. Тропа к нему никогда не зарастёт, и слава его не угаснет, пока в мире хоть кто-нибудь будет пить вино.

CHATEAU HAUT-BRION 2000

Шато О-Брион расположен в пугающей близости от города Бордо. Городские здания вплотную подступились к виноградникам, поток машин на дороге, ведущей к замку, растёт. Урбанизм по сантиметру захватывает священную территорию одного из великих оплотов виноделия, как вода с каждым годом всё больше заливает Венецию. Но как не верится в гибель Венеции, не верится и в поглощение О-Бриона.

CHATEAU AUSONE 2002

Мало кто из праздных любителей помнит, что правобережная часть Бордо древнее левобережной. Виноделие здесь, в Помроле и Сент-Эмильоне, менее парадное, но более духовитое, мистическое и привязанное к земле. Размер виноградников у правобережных замков меньше, поэтому им сложнее из года в год достигать уровня подлинного величия. А значит, каждое проявление этого величия должно цениться дороже.

CHATEAU PETRUS 2000

Кристиан Муэкс, управляющий Петрюса, рассказывает, что ещё полвека назад его отец продавал это вино—ныне легендарное—по пять долларов за бутылку. Любой из тех, кто сегодня платит за «Петрюс» трёх- и четырёхзначные суммы, от такого рассказа как минимум растеряется. Да, в ХХ столетии вино стало дороже. Но выросла не только цена легенды—просто весь труд, вложенный несколькими поколениями крестьян и виноделов в эти одиннадцать гектаров земли, засаженной лозами сорта Мерло, однажды собрался в критическую массу и взорвался фантастическим результатом.

CHATEAU MOUTON-ROTHSCHILD 2002

Барон Филипп де Ротшильд, добившийся беспрецедентного повышения ранга «Мутона» со второго до первого «крю-классе», будто оправдываясь, говорил, что «Мутон» никогда не меняется. Это, конечно, не так. В каждом новом урожае вы найдёте что-то особенное и откроете что-то своё. Но каждый раз, когда вы будет пробовать «Мутон», вспоминайте того, кто впервые разглядел в нём признаки вечности.

Дары волхвов

Если ли бы вам сказали взять от каждой страны мира что-то самое интересное, чтобы потом преподнести всё это в дар представителям внеземной цивилизации для составления комплиментарной картины мира, что бы вы сделали? Как в одном объекте соединить, например, американскую национальную гордость и американский же космополитизм? Итальянское неподдельное изящество и достойный только черни снобизм? Французский лоск и всегда проглядывающую сквозь него провинциальность? Вот несколько вин—повод для продолжения темы.

DOMINUS ESTATE NAPA VALLEY 2001

Доминус—это хозяйство Кристиана Муэкса в калифорнийской долине Напа. Странно, как французскому виноделу и двум швейцарским архитекторам (здание построили Херцог и де Мерон) удалось в одном проекте воплотить и американское почвенничество, и американскую религиозность, и присущий большим городам раскрепощённый авангардизм, и неизживный в сельской местности консерватизм… И заодно доказать, что Каберне Совиньон—действительно, лучший для Калифорнии сорт.

GAJA LANGHE COSTA RUSSI 2001

Есть что-то показательное в том, как Анджело Гайя, в общем-то, провинциал и крестьянин, стал самым модным виноделом Италии и заразил весь мир желанием покупать итальянские вина по трёхзначным ценам. Теперь этот энергичный человек из Барбареско весьма труднодосягаем, и перехватить его в одной из великих столиц мира легче, чем в родном селе. Только вина его всё также прекрасны и ошеломительны, как первые урожаи Sperss, Sori Tildin, Costa Russi.

EDUARDO CHADWICK SENA 2000

Первый урожай Сеньи на год опередил Альмавиву, а цены их до сих пор спорят за лидерство. Эдуардо Чедвику удалось как бы заглянуть в будущее чилийского виноделия и усмирить тот темперамент, который перехлёстывал через край каждого бокала чилийского вина. «Сенья» получилось вином серьёзным, сдержанным и глубоким. Впрочем, классический бордоский набор сортов здесь оживлён колоритным чилийским Карменером, который даже в самый строгий тон привносит намёк на улыбку.

PENFOLDS GRANGE 2000

Grange—на самом деле главное вино Австралии. Не только потому, что это топовое вино гигантской корпорации. Просто его создают, ассамблируя лучшие виноматериалы из нескольких виноградников южной части континента. Это памятник той эпохе, когда шли стройки века и котировалась национальная гордость. Если бы не было этого вина, сорт Шираз не стал бы австралийским всенародным достоянием и, наверное, не принёс бы Австралии славу винной страны.

JOSEPH DROUHIN MONTRACHET MARQUIS DE LAGUICHE 2002

ХХ век был веком Шардоне, и на трон этот сорт возвели виноделы нескольких крошечных бургундских виноградников. Поклонники «Монраше» и адепты «Кортон-Шарлеманя» могут продолжать спор, какое из белых бургундских более достойно короны, но сути дела это не меняет. Мы же, снимая шляпу перед королём, признаёмся в любви королеве.

Сладкий финал

Почему-то сладость, всегда воспринимаемая как атрибут несерьёзного, детского и смешного, в винах настраивает на философский лад. Сладкие вина называют «созерцательными», «каминными», «винами для медитации». Может быть, потому что пить их можно только медленно, а может быть, из-за того, что экстремальный сахар требует и от винодела, и от ценителя, непогрешимого чувства меры. Сладкими винами всегда завершают вечер—они прекрасны, как заходящее солнце и обещание встреч.

DONNA FUGATA MOSCATO DI PANTELLERIA BEN RAY

Благородство старого метода «пассито» (когда виноград завяливается перед прессованием), ароматическая тонкость муската и минеральный дух терруара—маленького острова Пантеллерия, затерянного где-то между Сицилией и Африкой.

ROYAL TOKAJI ASZU

Единственный проект, в котором винный энциклопедист Хью Джонсон принял участие как винодел. Проверенное историей британское чувство меры в ощущении сладости токайских асу.

CHеTEAU SUDUIRAUT SAUTERNES 2001

Только французы смогли заставить американцев признаться в любви к сладкому. Именно «Сотерн» получил в прошлый раз титул вина года от журнала «Wine Spectator». Великий урожай, великий замок—соблазн слишком велик.

TAYLOR FLADGATE VINTAGE PORT 1992

Винтажный «Порт» принято считать вином мужским, джентльменским. Однако это, бесспорно, одно из самых лакомых вин мира. Традиция закладывать в погреб несколько дюжин бутылок портвейна на рождение сына, действительно, существовала в аристократических домах Англии. Но, может быть, в ней и кроются традиции подлинного британского гурманства, существующего вопреки мифам о британском аскетизме и пуританизме.

GONZALEZ BYASS OLOROSO VINTAGE 1975

Это вино делается раза два-три в десятилетие и выпускается лет через 25−30 после закладки. Оно создано вопреки правилам производства хереса, которые не разрешают выпуск винтажей. И в нём есть одно из самых тонких ощущений сладости, которое удивительным, неуловимым образом передаётся сухому вину от старой бочки. Если бы мы говорили о людях, то назвали бы это телепатией.