«И к Моргенштерну, и к Собчак нужен свой подход»: как создаются рестораны знаменитостей

Ресторан Peach Эмина Агаларова, бургерная Моргенштерна, французский ресторан Владимира Познера или кафе Ксении Собчак. Эти заведения объединяет одно: их дизайн создавало архитектурное бюро Archpoint. Его основатель, а также совладелец московских баров PARKA, Prscco bar, Apr. l bar, Hachiko Japanese Bar & Kitchen и Mesto 20s8 Валерий Лизунов рассказывает, каково это — создавать интерьер для ресторанов знаменитостей
Эмин Агаларов и Валерий Лизунов
Эмин Агаларов и Валерий Лизунов
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Караоке из будущего

Часто заказчик хочет реализовать в ресторане свою концепцию. Так было с Эмином Агаларовым. Он обратился к нам с конкретной задачей – спроектировать на месте бывшего банкетного комплекса S.H.E.L.K. ресторан для состоятельных людей сегмента fine dining с банкетным залом и караоке, которое отличалось бы от всех подобных заведений Москвы. Перед работой мы изучили, что уже делал Агаларов, и как выглядят другие заведения, открытые его холдингом. Это всегда места с четко продуманным дизайном, богатым интерьером и выверенной концепцией.

Ресторан Peach, как и караоке-клуб Divas должны были стать премьерными проектами, презентующими ребрендинг холдинга Эмина Агаларова Restaurants by Emin Agalarov. Причем это не просто смена названия, а формирование обновленной ресторанной стратегии: старт единой программы лояльности, переход на накопительную бонусную систему, запуск единого сайта доставки и развитие новых фуд-бизнесов (вывод в ритейл собственной продукции, а также запуск новых проектов как в России, так и за рубежом). Только в 2021 году портфолио из 58 действующих проектов пополнили 7 новых объектов в Москве, Санкт-Петербурге и Баку. До конца текущего года планируется открытие 11 гастрономических проектов.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Идея ресторана Peach, который расположился на территории бизнес-квартала «Московский Шёлк», построена вокруг легенды о божественном фрукте — персике, воздействующем сразу на пять органов чувств. Вкус — это меню, зрение и осязание — интерьер, звук — музыка. Обоняние — парфюмерная композиция, наполняющая пространство тонким ароматом цветущих персиковых деревьев.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Peach задумывался как центр притяжения для светской публики, и это нужно было отразить в интерьере. Мы сделали ставку на дорогие изысканные материалы: в отделке использовали мрамор, латунь, дерево и натуральную кожу. Паркет в банкетном зале ресторана выложили по нашим эскизам. На потолке в барной зоне мы повесили люстры, похожие то ли на чупа-чупсы, то ли на нагретое стекло, из которого стеклодув выдувает фантазийные формы.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Караоке Divas стало отдельным челленджем – оно должно было отличаться от всего, что москвичи видели раньше. Завораживающая панорама на Москву-реку, огни ночного города и сверкающие башни «Москва-Сити» — это новая страница клубной жизни москвичей. Центральные цвета интерьера — глубокий изумрудный и золотой. Вместо напускной роскоши — тактильное богатство фактур, невероятная игра света и кастомизированные предметы интерьера.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В итоге, заходя в помещение, гости попадают в царство ретро-футуризма из кинофильма 50-х годов прошлого века. Полумрак со всполохами подсветки на стенах и на полу, неоновые инсталляции и геометрические абстрактные люстры, округлые мягкие диваны и детали из латуни – настоящее «назад в будущее».

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Ресторан как пиджак

За время работы архитектурного бюро Archpoint мы много над чем работали: спроектировали десятки ресторанов и клубов, создавали дизайн клиник, занимались частными интерьерами и делали арт-объект для фестиваля «Архстояние». К нам часто обращаются и медийные лица, которые собираются открыть свое заведение.

При знакомстве с заказчиком, кем бы он ни был, я всегда стараюсь выяснить, откуда он узнал о нашем бюро, почему пришел именно к нам. После чего выясняю технические особенности помещения, местоположение, площадь, техническое состояние, прошу фотографии или сам посещаю объект. И главное – заказчик озвучивает желаемую концепцию. После этого мы готовим подробное коммерческое предложение, заключаем договор и составляем техническое задание.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Как кутюрье создает одежду для конкретного человека, так же и мы стараемся «пошить» именно тот пиджак, за которым пришел заказчик. Чтобы он его не повесил на вешалку, а носил и получал удовольствие.

Купюра в миллион долларов для Моргенштерна

В случае с бургерной Моргенштерна нашей задачей было отразить в интерьере стиль артиста и сделать культовое место. Моргенштерн – эпатажная, скандальная личность и творческий человек, который создает музыку. Перед тем, как начать работать, мы постарались проанализировать образ рэпера.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Нужно было сделать смело, неожиданно и при этом просто круто, чтобы понравилось не только фанатам артиста, но и любителям качественного фаст-фуда.

В итоге мы решили соединить китч, современное искусство и атрибуты роскошной жизни из клипов музыканта. Помещение мы наполнили арт-объектами. Например, стойка раздачи с кассами сделана из металла и обтянута такелажными ремнями, которые словно сдерживают ее от разрушения. По стенам развесили картины современных художников с провокационными принтами и инсталляции.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Одна из них – большая купюра в миллион долларов, с которой вместо американского президента смотрит Алишер, вторая – большая пластинка жвачки в обертке из нержавейки, ее мы делали сами в офисе бюро. Мебель у нас тоже эксклюзивная: и столы, и лавки вокруг мы проектировали сами. На полу – плитка с узорами, похожими на венецианские, и надписи про бургер на миллион долларов.

Бублики от Собчак и Ginza Project

В случае с кафе «Бублик», которое открывали Ксения Собчак и холдинг Ginza Project, нам нужно было решить коммерческую задачу – создать кафе для светской публики в западном стиле со свежей выпечкой и авторской кухней. Здесь мы не привязывались к личному стилю Ксении, и заведение не кричит о своих владельцах. Тем не менее, имидж Собчак сохраняется в дорогих деталях, качественной еде и не самых низких ценах.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Первый этаж мы сделали более демократичным – он оформлен в стиле лофт с деревянными балками на потолке, кирпичными стенами и черными колоннами со специально разработанными волнистыми капителями. Здесь рядом с большой витриной с десертами можно попить кофе с круассаном. На втором этаже в более ресторанной атмосфере с обитыми тканью диванами и расписным потолком можно приятно провести вечер. Кафе завоевало популярность среди москвичей, но, к сожалению, в 2017 году закрылось.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

Французский шик

Несколько лет назад нам поступил заказ обновить интерьер ресторана Александра Раппопорта и Владимира Познера «Жеральдин». На месте открытого в 2004 году кафе они решили создать заведение в стиле парижского бистро прошлого века.

Лейтмотив заведения – посвящение матери Владимира Познера, француженке Жеральдин Люттен. Следуя этой концепции, мы наполнили интерьер деталями, отсылающими к французскому шику 60-х годов. В качестве основного стиля выбрали ар-деко с латунью, мрамором и деревом. При входе посетителей встречает барельеф в виде женского лица, в котором просматривается черты Жеральдин, а на одной из стен расположился коллаж из ее фотографий.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ
РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

В интерьере удалось подчеркнуть космополитичность владельца: антикварную мебель мы привезли из Франции и Голландии, мрамор доставили с итальянских каменоломен, даже книги и журналы приехали в бистро из Парижа.

Работа над любым рестораном, баром или кафе всегда требует индивидуального подхода. Будь это имидж артиста, тщательный подход к интерьеру знаменитого ресторатора или свежие идеи новичка – все это архитектору нужно учесть и превратить из проекта в реальный дизайн. В случае со знаменитостями работа становится только интереснее, ведь здесь встает интересная задача: сделать так, чтобы все сразу поняли, чей это ресторан, или наоборот, так зашифровать личность владельца, чтобы никто и не догадался, кому он принадлежит.

РЕКЛАМА – ПРОДОЛЖЕНИЕ НИЖЕ

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

В какие рестораны Москвы идти на этой неделе — гастрономический гайд от Александра Сысоева

«Я сделаю все сам»: 5 ошибок начинающих рестораторов

Виртуальные города и умные здания. Как технологии изменят архитектуру будущего

Хочешь следить за событиями в мире роскоши? Подписывайся на «Robb Report Россия» в Instagram (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации), Facebook (Социальная сеть признана экстремистской и запрещена на территории Российской Федерации).

Фото: @archpointstudio/Instagram