Robb Report март 2018

Токсичный сезон


Главная тема прошедшего месяца (как, впрочем, и наступившего, и, боюсь, ещё многих последующих) — «кремлёвский список» Минфина США, в который попали 210 фамилий, взятых, не мудрствуя лукаво, из справочников администрации президента и правительства России и из российского же Forbes. «На всякого мудреца довольно простоты», — так, вероятно, рассуждали вашингтонские аналитики, напрочь проигнорировав развернувшуюся лоббистскую возню с делением российских олигархов на чистых и нечистых. По другой распространённой версии, администрация Дональда Трампа проявила крайний цинизм, отбившись от требовавшего крови конгресса поверхностным и наспех составленным списком. Требовали? Получите.


Однако каковы бы ни были мотивы, двигавшие составителями, «кремлёвский список» в обнародованной редакции — объективная реальность, с которой придётся считаться всем, в него вписанным. Несмотря на успокаивающие заявления о том, что у американцев нет претензий к деятельности большинства фигурантов, включение в список можно сравнить с взятием в заложники. Вопрос теперь только в том, когда расправятся (то бишь включат реальный санкционный режим) с тем или иным заложником — сегодня или послезавтра. И в том, что кому-то из заложников, возможно, посчастливится дожить до освобождения, то есть прекращения санкционной войны США и России. Однако что-то мне подсказывает, что в ближайшие шесть лет этого не произойдёт.


Основные проблемы у фигурантов «кремлёвского списка» возникнут не с органами исполнительной власти США или даже с американскими банками (этими опасностями, учитывая ничтожность американо-российских торгово-экономических отношений, можно пренебречь), а со всей мировой финансовой системой, которая предпочтёт на всякий случай дистанцироваться от включённых в список персоналий и возглавляемых ими компаний, нежели попадать под подозрение всемогущих американцев. Во всяком случае после объявления первых, «крымских» санкций в 2014 году так повели себя даже китайские банки, которые сложно заподозрить в том, что они управляются с Уолл-стрит.


Итак, Россия стала, как теперь модно выражаться, токсичной. Это не означает, что нас перестанут селить в гостиничные «люксы» и продавать нам «мерседесы» — к счастью, мировая лакшери-индустрия не страдает особой разборчивостью. Но имиджевые, финансовые и технологические последствия будут аукаться нашей стране ещё очень долго.


Главный редактор,
Юрий Хнычкин

26 февраля 2018