Robb Report сентябрь 2017

СКАЗКА О ПОТЕРЯННОМ ВРЕМЕНИ

Считайте это профессиональной деформацией, но любые значимые события на мировой арене заставляют меня задаваться вопросом: а как они повлияют на рынок роскоши? Например, как отразятся участившиеся запуски северокорейских ракет на продажах в сеульских или — что важнее — токийских бутиках? Этот случай — почти чистая гимнастика для ума (в конце концов, где мы, а где пресловутая Гинза), но иногда жизнь подбрасывает более актуальные кейсы. Очередная порция антироссийских санкций, введённых в связи с нашим якобы вмешательством в президентские выборы в США, заставила напрячь память на предмет прецедентов не предположительного, а реального негативного влияния России на люксовый сегмент. Пример нашёлся — хоть и не масштабный, но показательный.

Вы, вероятно, помните относительно недавние шарахания наших властителей по поводу выбора «правильных» часовых поясов. В 2011 году под флагом отказа от ежегодного перевода туда-сюда часовых стрелок мы фактически перешли на постоянное летнее время. Как выяснилось позже — по ошибке. Её исправили в 2014 году, когда постоянным на территории России было признано время, которое по старым правилам считалось бы зимним. Все эти вроде бы сугубо внутренние разборки привели к тому, что самым популярным вопросом швейцарских часовщиков, обращённым к российским журналистам, в тот период стал следующий: «Когда, наконец, вы определитесь со временем?» Дело в том, что производители «ворлдтаймеров» — часов с функцией мирового времени, в которых каждому часовому поясу Земли соответствует название определённого города, — совершенно сломали себе голову, не понимая, в какой пояс поместить Москву. Майкл Фогт, владелец бренда Vogard и тогдашний держатель патента на коррекцию часовой стрелки «ворлдтаймера» посредством вращающегося ободка циферблата (сейчас этот патент принадлежит мануфактуре IWC), искренне жаловался автору, что «русские своими переводами стрелок совершенно поломали мой бизнес». Он же, когда наши перипетии с исчислением времени закончились, оптимистично заметил, что могло бы быть и хуже, напомнив, что, рассорившись с Западом, президент Венесуэлы Уго Чавес исключительно из духа противоречия перевёл страну в не кратный полному часу пояс (то есть разница с Гринвичем составляла 4 часа 30 минут). И хотя преемник Чавеса вернул страну в мировую систему поясного времени, доверие мирового часового сообщества было утеряно: место Каракаса как города, референтного для местного пояса, на циферблатах «ворлдтаймеров» теперь занимают другие латиноамериканские столицы. Так сказать, санкция класса люкс.


Главный редактор,
Юрий Хнычкин
29 августа 2017
  • Обложка: Чемоданы, кофр для украшений Damier Graphite, часы Escale Time Zone, всё Louis Vuitton.
  • Иллюстрация: Вадим Ильин