Robb Report октябрь 2017

МНИМАЯ УГРОЗА

В последнее время представители индустрии роскоши очень обеспокоены подрастающей сменой. Точнее, её отсутствием. Речь идёт не о дефиците квалифицированных кадров — ювелиров, кожевенников, ткачей, эту проблему как-то удалось решить, а о покупателях. Тревогу у апологетов люкса вызывает потребительская модель поведения миллениалов, пребывающих в возрасте 22−35 лет. Вместо того, чтобы проникаться духом консьюмеризма, они избегают не только роскоши, но даже и собственности: не покупают автомобили, а пользуются каршерингом, собственному жилью предпочитают арендованное, а часы… Механическими часами они просто не пользуются. От слова «совсем».​

Означает ли это, что для часовщиков настал конец света? Справедливости ради надо сказать, что представителям этой профессии вообще грех жаловаться на изменчивость людских предпочтений. В обиходе современного человека механические часы — чуть ли не самый почтенный предмет, устройство которого принципиально не менялось уже в течение пары веков. «Подумаешь, какое-то одно бунтарское поколение, перебесятся — и одумаются», — примерно так рассуждают не особо склонные к рефлексии представители профессионального сообщества.

На самом деле, доля истины в их словах есть. Предметы роскоши не относятся к товарам первой необходимости и довольно высоко стоят в иерархии потребностей. А это значит, что рано или поздно даже отличающиеся нетрадиционным потребительским поведением миллениалы «дозреют» до люкса. Но, что важнее, алармисты преувеличивают роль глобализации, не замечая разницы между потребителями из разных стран, пусть даже относящихся к одному поколению. То, что привычно и социально приемлемо для американца, не подходит китайцу. Да зачем далеко ходить? Московская модель потребления сильно отличается от усреднённой общероссийской, да и последняя неоднородна, поскольку в разных регионах система ценностей выстроена по‑своему.

Так что будем оптимистами: люкс свою нишу найдёт.​


Главный редактор,
Юрий Хнычкин
2 октября 2017
Иллюстрация: Вадим Ильин