Браслет Gilan из коллекции Bosphorus Dreams из белого золота 18 карат с сапфирами 45,81 карата, изумрудами 16,57 карата и белыми бриллиантами 18,47 карата

После того как в 1453 году султан Мехмед II взял Константинополь, столицу Византийской империи, и та окончательно пала, одним из первых его приказов был довольно неожиданный — строительство Капалы-чарши, или Гранд-базара. Мехмеду Завоевателю, который присоединил к Оттоманской империи великий древний город, очень хотелось не просто сохранить его былое великолепие, но и приумножить его.

Кольца и кулон Gilan из коллекции Hafsa из розового золота покрытые цветной эмалью и с драгоценными камнями

Опасаясь бегства из Константинополя трудившихся здесь искусных мастеров и ремесленников, султан решил создать им идеальные условия для творческой работы и торговли. И на месте нескольких разрозненных рынков Константинополя начали строить один — гигантский регулярный и каменный. Позднее он и расширялся, и перестраивался, но суть Капалы-чарши c XV века оставалась задуманной — здесь в собственных лавочках творили лучшие мастера со всей империи.

Серьги из коллекции Tulipia из розового золота 18 карат с белыми бриллиантами весом 3,55 карата и белым топазом весом 0,5 карата

И в Константинополе, или Константинийе, как называли новые хозяева будущий Стамбул, уже на новом витке истории и стиля продолжало эволюционировать декоративно-прикладное и ювелирное искусство, в котором причудливым образом древнеримские традиции смешались с византийскими и теперь были щедро приправлены восточными, мусульманскими.

Кольца из коллекции Hafsa из розового золота покрытые цветной эмалью и с драгоценными камнями

К тому же в 1475 году Мехмед начал строить для себя новый дворец Топкапы, в котором задумал окружить себя роскошью не меньшей, чем при византийских императорах, и лучшие мастера стали трудиться над его роскошной отделкой. Еще через три года в новую резиденцию была перенесена Сокровищница султана, которая пополнялась новыми шедеврами. Все эти факторы служили с середины XV века мощным импульсом для подъема и расцвета ювелирного искусства в Оттоманской империи, который длился последующие четыре столетия.

Браслет Gilan из коллекции Hafsa из розового золота 18 карат с изумрудом 0,65 карата и белой эмалью

Сегодня Сокровищница Топкапы является важнейшей исторической коллекцией драгоценностей в мире наравне с Эрмитажем, Лувром и Музеем Виктории и Альберта. Интересно, что в настоящий момент ее реставрацией вновь занимаются лучшие мастера Стамбула — те, что сотрудничают с ювелирным Домом Gilan, инициатором и спонсором этой масштабной и важной для Стамбула и всей Турции реставрации.

Серьги Gilan из коллекции Hafsa из розового золота покрытые цветной эмалью и с драгоценными камнями

При взгляде на украшения Gilan — яркие, оригинальные, высококлассно исполненные — можно решить, что за плечами у этого ювелирного бренда из Стамбула несколько сотен лет славной истории и началась она где-то между Капалы-чарши и Топкапы. Настолько сильны в каждом украшении уровня high jewellery переложенные на язык современного дизайна «цитаты» из прошлого, так интересны в каждом отсылки к известным памятникам культуры и архитектуры Анатолии.

Но на самом деле это не так: по меркам мировой ювелирной индустрии Gilan совсем молодой бренд — его биография насчитывает всего 42 года. А вот ощущение наполненности каждого украшения глубинным смыслом вовсе не обманывает, и в этом заключена философия бренда.

Колье из коллекции Journey to dreams из розового золота покрытый цветной эмалью и с драгоценными камнями

История и современность

Когда в 1980 году два родных брата Мухаррем и Ферхан Гилан решили инвестировать средства от успешного сельскохозяйственного семейного бизнеса в новое ювелирное дело, они сразу поставили перед собой серьезную цель — возродить некогда великую ювелирную культуру Оттоманской империи. Оба всегда интересовались историей своей страны, хорошо знали богатые традиции родной Анатолии и наследие Стамбула и не желали мириться с тем фактом, что оно во многом осталось в прошлом.

После Первой мировой в огне борьбы за независимость Турции и установления в 1923 году нынешней республики из-за множества политических и социальных причин эта великая ювелирная культура по большому счету была утеряна. К началу 1980-х ювелиры Стамбула занимались лишь подражанием европейским образцам и копированием модных мировых тенденций, а не созиданием собственного аутентичного стиля, связанного со своей богатейшей многовековой культурой.

Браслет и кольца Gilan из коллекции Cintemani из белого золота и с белыми бриллиантами

Именно эту пустующую нишу и решили занять братья Гилан: они взяли на себя смелость разрушить сложившийся к тому времени стереотип, что турецкое ювелирное искусство — это нечто вторичное и кустарное. И пусть за плечами у Мухаррема и Ферхана не было собственной ювелирной традиции, но все же прямая связь с великой культурой Оттоманской империи в их семье присутствовала. В XVIII веке, когда империя стала расширятся на Балканах, семья Гилан покинула родную Анатолию и отправилась к тамошнему двору султана. Здесь бабушка Мухаррема и Ферхана, искусная мастерица, вручную расшивала парадные кафтаны придворных и высоко ценилась самим султаном.

Браслеты и серьги из коллекции Cintemani с белыми бриллиантами

Именно поэтому первым масштабным заявлением Gilan в 2004 году стала коллекция украшений Cintemani, созданная по мотивам старинных оттоманских орнаментов. Ее драгоценный узор воспроизводит стилизованные полосы со шкуры тигра — мотив, который пришел в Турцию из Китая, от двора императоров, и также стал у оттоманских пашей символом могущества властителей.

Но это случилось уже тогда, когда Gilan был зрелым ювелирным Домом, а пока, после Второй мировой, с Балканского полуострова дед братьев Гилан вновь вернулся с семьей в родную Бурсу, и здесь в 1980 году Мухаррем и Ферхан решили, что станут придумывать аутентичные самобытные украшения уровня high jewellery, чья эстетика напрямую связана с искусством и традициями Анатолии.

Медальон Gilan из коллекции Swan, Legendary Birds

Первый ювелирный магазинчик братьев Гилан на базаре в Бурсе сорок два года назад имел площадь… полтора квадратных метра. Здесь они продавали созданные по их задумке местными талантливыми мастерами украшения «без имени». Слава о ни на что не похожих произведениях ювелирного искусства в единственном экземпляре быстро распространилась в Бурсе и в итоге дошла и до Стамбула.

В 1993 году братья приняли решение творить уже под брендом Gilan, а через два года открыли свой первый бутик в главном luxury-центре города — теперь их в Стамбуле три: в том самом IstinyePark, в отелях Four Seasons Hotel Istanbul at the Bosphorus и Mandarin Oriental Bosphorus в Стамбуле; еще один бутик Gilan находится в Анкаре, а также в Баку и Майами. Вместе с братьями Ферханом и Мухарремом Гилан сегодня в бизнес вовлечен сын последнего Осман Гилан — и бренд на новом витке развивает уже представитель второго поколения семьи.

Процесс создания браслета Bosphorus Dreams, Gilan из белого золота с сапфирами, изумрудами и бриллиантами

Культура, традиции, дизайн

Это ключевые понятия в философии ювелирного искусства Gilan. Каждая коллекция украшений глубоко связана с той или иной традицией искусства Стамбула и истории страны — без этого, уверены в бренде, невозможно создать аутентичные вещи со значением. За долгие столетия существования здесь трех больших империй — Римской, Византийской и Оттоманской — в Анатолии сформировалась совершенно уникальная художественная среда. И сегодня в ней смешано множество влияний: искусство древних греков и кочевников, римские традиции и их византийское изложение, христианские и мусульманские каноны.

Медальоны Gilan из коллекции Istanbul City Silhouettes из розового и белого золота с бриллиантами

Все они образуют неповторимый симбиоз, который особенно сильно ощущается в Стамбуле — именно поэтому Gilan идентифицируют себя как «искусные ювелиры Стамбула». И потому к созданию каждой новой коллекции украшений дизайнеры подходят с культурологической точки зрения, стараясь выразить некий традиционный мотив в современной трактовке.

Медальон Gilan из коллекции Istanbul City Silhouettes из розового золота 18 карат с черными бриллиантами 0,44 карата и бусинами из оникса

За это глубокое «содержание» украшений Gilan внутри компании отвечает специальный отдел Research & Development Department, который был основан в 1993 году и с того момента занимается поиском подходящих мотивов в богатой культуре страны. Его сотрудники изучают многогранную культуру древней Анатолии, ведут творческие диалоги с историками, искусствоведами и c археологами, а если необходимо, то сами отправляются в экспедиции по стране для изучения того или иного памятника культуры на карте Турции.

Поэтому работа над каждой новой коллекцией Gilan занимает не менее трех лет — от оригинальной идеи до ее безупречного воплощения. Несмотря на прямую связь с традициями прошлого, а порой и использование старинных техник при его создании, любое украшение Gilan должно быть актуальным и современным, а его дизайн не привязан к модному течению или к определенному временному отрезку, скорее стремится к планке «вечный».

«Искусство и дизайн — это международный язык Gilan, и он основан на понятиях „вечность“ и „обогащение“. Мы стремимся сохранить культурное наследие Анатолии и приумножить его», — формулирует философию бренда Осман Гилан, вице-президент Gilan

Мастерство и материалы

Виртуозное ювелирное мастерство и первостатейные натуральные драгоценные, полудрагоценные и поделочные камни — это еще два столпа, на которых держится ювелирное искусство Gilan, в этом принципе они также наследуют самым искусным мастерам прошлого. Но, как ни странно, у бренда по сути нет собственного ювелирного ателье, и это принципиальная позиция его руководителей. Еще в 1980-е, решив создавать аутентичные, авторские драгоценности, братья Гилан стали искать талантливых мастеров, которые были бы готовы реализовать их эстетически смелые идеи на уровне high jewellery.

С тех пор так и повелось: лучшие мастера Стамбула и всей Турции с энтузиазмом сотрудничают с брендом, но по-прежнему работают независимо и не связаны с Домом строгими контрактами, скорее — общей высокой миссией. В Gilan уверены, что эта творческая свобода априори заставляет ювелиров стремиться раздвинуть границы собственного мастерства. В зависимости от сложности дизайна будущего украшения над ним может трудиться до семи мастеров разных специальностей — от закрепщика камней до полировщика.

Кольцо, серьги и браслеты Gilan из коллекции Hafsa из розового золота покрытые цветной эмалью и с драгоценными камнями

Всего два примера, которые красноречиво говорят об уровне специалистов в узких областях, которые сотрудничают с Gilan. Мастер-эмальер, который создает для бренда все эмали, признан лучшим специалистом в этом ремесле в стране. Специально для бренда он разработал ноу-хау, с применением которого эмаль на поверхности украшений сияет глянцевым блеском.

Мастер-полировщик, который несколько десятилетий работает с Gilan, такой виртуоз в своем деле, что его ученики давно трудятся в ювелирных Домах на Вандомской площади в Париже. И в свои 77 лет он остается в этой профессии благодаря Gilan — высоко ценит тот факт, что последним прикасается к прекрасному ювелирному творению и делает его безупречным.

Кольцо и серьги из коллекции Theodora из белого золота с сапфирами и бриллиантами

В Gilan вообще уверены, что все крепко взаимосвязано: оригинальный дизайн можно испортить, если не выбрать лучшие материалы, а крепкий дизайн и отменные драгоценные камни могут не сработать, если вдруг подведет мастерство исполнения. Поэтому здесь так трепетно относятся к тем, кто способен приумножить это искусство.

Tulip Cut и другие ноу-хау

В художественном арсенале Gilan сосредоточено несколько десятков фирменных ювелирных техник и ноу-хау, которые применяются при создании украшений в зависимости от задуманного эффекта. Самый известный из таких приемов — запатентованная огранка Tulip Cut в форме тюльпана, инновационная, но напрямую связанная с историей национального искусства. Этот цветок был выбран не случайно — тюльпан является символом Стамбула с XI века, и его изображение можно встретить во множестве памятников архитектуры и декоративно-прикладного искусства. Но в Gilan не хотели идти путем воспроизведения старинного мотива, а решили вдохнуть в него новую жизнь уже в XXI веке.

Кольцо Gilan из коллекции Tulip Cut из белого золота 18 карат с розовым турмалином фирменной патентованной огранки «тюльпан» 16,78 карат и белыми бриллиантами 0,27 карат

К слову, тому факту, что во всем мире тюльпаны ассоциируются с Голландией, европейская страна обязана именно Турции: в XVI веке посол Нидерландов при дворе султана нелегально вывез одну луковицу в свою страну, и там этот цветок вдруг стал сенсацией. Тогда весь мир на столетия забыл о прямой ассоциации тюльпана со Стамбулом, но в Gilan решили ее восстановить.

На разработку Tulip Cut понадобилось четыре года, и каждый для Gilan — это очень дорогостоящий процесс: во время работы над фантазийной огранкой теряется существенная часть драгоценного камня, но в бренде готовы идти на подобные жертвы ради производимого эффекта. Асимметричную, дерзкую, современную форму Tulip Cut с 2004 года можно встретить в самых разных украшениях Gilan: и в парадных вещах, и в непринужденных изделиях на каждый день. По сути для каждой новой коллекции отдел Research & Development Department разрабатывает собственные приемы или выбирает особые техники, усложняя таким образом себе задачу и обеспечивая эволюцию стиля Gilan.

Браслеты из коллекции Theodora из розового золота с бриллиантами

Точно так же специальная фантазийная огранка камней — четырехугольник неправильной формы или видоизмененная огранка «багет» — была специально разработана для коллекции Theodora, потому что того требовал дизайн украшений. И ради того, чтобы воплотить оригинальный образ в реальность, мастера Gilan были готовы потратить полтора года на новую для себя огранку.

Браслет и серьги из коллекции Theodora из белого золота с сапфирами

Еще один часто встречающийся в украшениях Gilan фирменный прием — это старинная техника закрепки драгоценных камней Palace Setting, широко применявшаяся в украшениях Оттоманской империи. Кстати, вплоть до XIX века на Востоке она называлась «стамбульской» из-за схожести с формой куполов храма Святой Софии. При использовании этой техники берутся драгоценные камни и бриллианты старинной огранки «роза» или rose-cut — округлые сверху, но плоские снизу. При этом под драгоценный камень помещается тонкая серебряная фольга, чтобы он давал дополнительное сияние.

Серьги в виде павлинов из коллекции Legendary Birds из белого золота с синими сапфирами, турмалинами параиба и эмалью

Этот старинный прием в современных формах украшений придает им винтажный налет и ощущение ценности артефакта. Еще один технический прием, который, напротив, придает некоторым украшениям дополнительную дерзость — закрепка драгоценных камней традиционной огранки наоборот — острой калеттой наверх, а плоской площадкой — вниз.

Так в одном украшении Gilan с легкостью могут сочетаться разные огранки, разные закрепки и разные способы полировки драгоценных камней и металлов. В Gilan этот подход называют соединением прошлого и настоящего, или «дуальностью» культур — когда восточные ювелирные техники используются в западных современных формах, то есть Восток встречает Запад и наоборот.

«Друзья нашего Дома — а мы предпочитаем теплое слово „друзья“ холодному термину „клиенты“ — понимают истинную ценность каждого украшения Gilan и осознают, какой огромный труд за ним стоит и какую большую культуру оно представляет», — уверяет Осман Гилан, вице-президент Gilan

Культурные и просветительские проекты

Стремясь к возрождению большой ювелирной культуры великой империи, Gilan не ограничивается лишь созданием украшений, но также ведет активную культурную и просветительскую деятельность в Стамбуле, да и по всей стране. При поддержке бренда при университете Мармара в Стамбуле уже два десятилетия работает Школа ювелирных технологий и дизайна — здесь профессионалы своего дела, сотрудничающие с Gilan, передают свой опыт следующим поколениям.

Как уже упоминалось выше, те же профессиональные опытные ювелиры, что создают ювелирные украшения Gilan, занимаются реставрацией сокровищницы дворца Топкапы: чистят, ремонтируют и полируют старинные драгоценности из коллекции оттоманских султанов. Этот проект — личная инициатива Мухаррема Гилана, который предложил уникальные ресурсы возглавляемого им бренда Министерству культуры Турции.

Колье Sunset on the Bosphorus с цитрином, сапфирами и бриллиантами из коллекции Bosphorus Dreams, Gilan

И там охотно приняли эту помощь, понимая, что реставрацией будут заниматься лучшие специалисты в стране. Этот процесс одновременно обогатил и ювелирный словарь Gilan: в бренде появилась тематическая коллекция украшений Topkapi — в куполообразных формах и огранках драгоценных камней sugarloaf узнаются купола старинного дворца оттоманских султанов.

Последний проект бренда — финансирование искусствоведческого труда Tears of Anatolia. Our Historical Artefacts Taken Abroad, имеющего богатую историческую и художественную подоплеку. Книга посвящена древним артефактам и в частности мозаикам Анатолии, которые были вывезены частными археологами из страны в XIX столетии и теперь находятся в Европе и по всему миру.

Этот проект тоже вылился в коллекцию украшений, Journey to Origin, вдохновленную древними мозаиками, — на собственном ювелирном языке в Gilan попытались передать и сохранить душу этого искусства. И этот глубокий культурологический подход свойственен всей многосторонней деятельности Gilan.

Реклама. gilan.com