Когда Стив Хиз и его финансовый партнер Стивен Джулиус в 2000 году покупали активы Chris-Craft, им достался судостроитель с одной из самых богатых историй в отрасли. На тот момент верфь представляла собой сплошные руины, став жертвой необдуманной политики предыдущих владельцев, которые превратили бренд в нечто из масс-маркета, а не предлагающее выдающийся по характеристикам и дизайну продукт. Если еще в 1980-х годах Chris-Craft были самыми продаваемыми лодками в ​​мире, то к началу нулевых все скатилось к полному банкротству.

«Я вырос на борту лодки и искал новое приключение в своей карьере. Мне посчастливилось найти возможность, где моя страсть к яхтингу совпала с моими инвестиционными планами», — говорит Хиз.

Хиз и Джулиус сразу отметили для себя все главные минусы Chris-Craft, включая безмерно разросшийся модельный ряд. После того, как два почти что тезки приобрели Chris-Craft, они сократили гамму лодок до четырех моделей и сосредоточились на придании оставшейся линейке фирменного ретровида.

Chris-Craft тогда, в 1980-х годах

Chris-Craft наших дней

Так Chris-Craft превратились из просто товара в предмет роскоши, от которого в восторг приходили все клиенты. Пусть и немногочисленные. Хиз вспоминает, что потребовалось три года, прежде чем компания получила первую прибыль. Несмотря на многие трудности, выпавшие на ее долю, сейчас компания производит 17 моделей с рекордными объемами выпуска на своем заводе в Сарасоте, штат Флорида. Хиз, который вместе с Джулиусом продал компанию Winnebago в 2018 году, остался ее президентом.

Хиз давно заметил, что мир лодок полон игроков, созданных прежде всего по воле страстных яхтовладельцев. «Думаю, чтобы владеть одной из таких компаний, нужно быть яхтсменом. Иначе вы банально не поймете истинных потребностей потенциальных покупателей», — делится он.

Похожий путь и у Ричарда Хадиды, выкупившего Oyster Yachts в 2018-м. Богатый личный опыт владения яхтами, в том числе и марки Oyster, как раз и подтолкнул его на вхождение в судостроительный бизнес.

«До того я никогда в жизни не строил лодки. Но когда я узнал, что будущее компания находится в подвешенном состоянии, посчитал это недопустимым», — сказал Хадида Robb Report US.

Ричард Хадида

Предприниматель в области программного обеспечения, Хадида подошел к яхтостроительному бизнесу с позиции конечного пользователя. Он начал выходить в море на лодках еще в молодости, предпочитая быстроходные катера. И вот однажды, в 30 лет, совершил ночной переход в Грецию на борту зафрахтованного парусника. «В ту волшебную ночь я обнаружил, насколько невероятен парусный спорт», — с ностальгией он вспоминает времена своей молодости.

После Хадида остановился на Oyster 885 по имени Lush, которую он совершенно спокойно делил с бывшим боссом одной из команд «Формулы-1» Эдди Джорданом — хозяином парусника по документам. Восхищенный судном Хадида оформил сделку и стал полноправным обладателем Lush. Правда, даже потом с радостью давал Джордану порулить своей новой любимицей в погожий и ветреный день.

Если Chris-Craft и Oyster — это больше такая нишевая история и уж тем более совсем не про суперъяхты, то верфь Moonen как раз наоборот. Она всегда казалась неудачником среди ведущих голландских яхтенных брендов: когда прямые конкуренты стабильно получали заказы от миллиардеров из разных уголков мира, Moonen пыталась откусить хоть какую-то часть пирога под названием «суперъяхтенный рынок».

Одна из яхт Moonen

У Мэтью и Луизы Бакстер, приобретших Moonen в 2019 году, любовь в данной верфи проснулась по воли случая. Австралийская пара впервые увидели одну из яхт Moonen в гавани к северу от Сиднея. Когда они обнаружили, что бренд находится в стадии ликвидации, тотчас поняли: пора его спасать.

«Это то, чем я зарабатываю на жизнь, а именно беру неэффективные активы и компании и развиваю их», — признается Мэтью Бакстер Robb Report US.

«Перед вами яхтсменская семья. Нами были вложены существенные средства в новое оборудование, потому что не мы можем ожидать, что наши сотрудники продолжат строить качественно без правильных инструментов под рукой», — добавляет Луиза.

Владельцы Moonen Мэтью и Луиза Бакстер

Бакстеры пока так и не построили идеальную Moonen персонально для себя. Будучи опытными яхтсменам, они на протяжении 20 бороздили Тихий океан на Swan 62. Продав Swan, они не остались совсем без личной лодки: им по-прежнему принадлежит 50-летний новозеландский деревянный парусник по имени «Варвар», а еще прикуплен 19-метровый Fleming для однодневных поездок.

Итальянская Dominator долгие годы совсем не оправдывала свое имя — до доминатора яхтенного мира ей было невероятно далеко. Тем не менее ей посчастливилось из регионального яхтостроителя превратиться в верфь с поистине мировой славой, перешедшей как к более крупным, так и более передовым проектам.

28-метровая суперъяхта Dominator Ilumen с раскладывающейся купальной платформой

Австрийский бизнесмен Вольфганг Пернштайнер купил итальянскую верфь Dominator в 2010 году, и почти тут же его 20-летняя дочь, дипломированный специалист Анжела, возглавила компанию. В прошлом семья уже владела другими итальянскими яхтенными брендами, но их фавориткой всегда оставались лодки Dominator.

Анжела Пернштайнер говорит, что ничего этого не случилось бы без ее изначальной страсти к гребле. «В такой сложной отрасли, коей считаю яхтинг, вы должны быть влюблены в лодки, если хотите привнести что-то свежее. С каждым новым годом мы выходим за рамки того, что предлагали прежде», — делится она с Robb Report US.

Последней и, пожалуй, самой вдохновляющей историей, связанной с покупкой верфей, является история Cigarette Racing из Майами, штат Флорида. Cigarette — признанная икона спортивных лодок с 1969 года, когда ее основал Дон Аронов. Не все и не всегда шло гладко, но Cigarette никогда не изменяла своей традиции спускать на воду быстроходные катера и рыбацкие лодки. Нельзя не отметить, что это одна из немногих компаний яхтенной сферы, которая приобреталась вполне боеспособной, а не с огромными долгами.

Новые владельцы, Джон Руис и Офир Штернберг, имеют далеко идущие и по-настоящему масштабные планы, включающие в себя создание гидроцикла под брендом Cigarette и без малого 46-метровую суперъяхту. Новинки предполагается строить в Европе и для Европы.

Адвокат из Майами Джон Руис стал владельцем Cigarette Racing только в июне прошлого года. У него было пять «Сигаретт», в том числе флагман компании 59 Tirranna, прежде чем он купил всю компанию.

Cigarette 59 Tirranna Джона Руиса

Его партнер по делу Штернберг не яхтсмен, но видит потенциал роста. «Мы пришли к выводу, что Cigarette — лучший в своем классе продукт с большим наследием. У него также есть большое международное сообщество поклонников, и мы стремимся сохранить его как минимум на сегодняшнем уровне», — говорит он.

Как видим, в яхтенный бизнес всех героев этого материала так или иначе привела страсть к лодкам и морю. Они поняли, что им есть, чем поделиться с такими же фанатами яхт, как и они сами.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Символ любви: эта суперъяхта была в центре величайшего любовного романа XX века

Откуда на суперъяхтах бункеры и чем еще миллиардеры начиняют суперлодки? Нежданные решения

Если бы им вручали «Оскар»: как и зачем ведущие яхтенные верфи снимают короткометражки

Хочешь следить за событиями в мире роскоши? Подписывайся на «Robb Report Россия» в Telegram и «ВКонтакте».