Задолго до того, как рынок памятных подарков заполонили футболки и кружки, самым оригинальным итальянским сувениром была микромозаика. Эти украшения получили широкое распространение в XVIII веке, когда несколько предприимчивых мозаичистов, нанятых Ватиканом, обнаружили, что совершающие гранд-тур аристократы, в том числе Наполеон и Екатерина Великая, готовы платить большие деньги за миниатюры папских изразцов, своего рода протофото. С тех пор искусные мастера почти исчезли, а микромозаика стала раритетом, который редко увидишь за пределами антикварных магазинов.

Выросший в Риме Маурицио Фиораванти в детстве собирал древние кусочки мрамора и обдумывал, как превратить их в маленькие шедевры. Тридцать лет спустя он стал одним из немногих современных микромозаичистов. Будучи самоучкой, Фиораванти сочетает старинные техники с передовыми материалами в рамках ювелирной коллекции Vamguard, которую запустил в 2015 году. Каждый дизайн требует кропотливой работы, и Фиораванти создаёт не более 10 украшений в год, что делает их дороже драгоценных камней.

Великий замысел
Работу в своей городской мастерской Фиораванти начинает за чертёжной доской. Прежде чем придумать украшение, он делает общий набросок. Хотя мастер мыслит как ювелир, по его словам, для него «важнее всего магический реализм» искусства.
Вспомогательный состав
Как только его задумка обрела форму, Фиораванти подбирает материалы. Он часто применяет титан, углеволокно и даже хирургическую сталь. Сначала он рисует технический чертёж конструкции, подробно описывая, как самые сложные механические детали превратятся в трёхмерное украшение.
Ищите женщину
Vamguard была основана совместно с Виржини Торрони, дилером драгоценных камней из Женевы. Фиораванти консультируется с ней насчёт камней и дизайна. «После краш-теста» по поиску основы Фиораванти говорит: «У нас есть вердикт Виржини».
Всё склеится
Поскольку каждая мозаика монтируется на разном металле, каждый раз требуется особый клей. Фиораванти экспериментирует с собственными рецептами, чтобы крошечные плиточки сидели прочно и оставались на месте долгие годы.
Больше, чем радуга
Крошечные плитки, или тессеры, из которых состоит каждая мозаика, изначально представляют собой слитки обогащённого минералами матового стекла, которое мастер сам окрашивает и обжигает. Нюансы оттенков он использует для создания иллюзий света и тени: «Я рисую тессерами, как кистью».
На кусочки
Куски стекла вручную разрезаются на отдельные плитки толщиной от 3 мм до одной десятой миллиметра. Фиораванти придаёт тессерам форму и размер, характерные для создаваемого им дизайна — скажем, кошачьего уса или гребня волны. Для одной мозаики могут потребоваться тысячи отдельных плиток.
Право на оправу
Фиораванти владеет искусством микромозаики на изогнутых поверхностях. Поскольку его творения должны облегать запястье или свисать с мочки уха, при создании рамы, в которой будут располагаться плитки, он часто обращается к своему архитектурному опыту.
На старт, внимание!
Когда дело доходит до укладки мозаики, основными инструментами художника становятся «очень маленькие пинцеты и очень долгое терпение». Процесс занимает от трёх месяцев до трёх лет. «Когда работаешь над одним сантиметром, — говорит он, — теряешь чувство времени».
Довести до блеска
Готовая мозаика полируется и передаётся ювелирам, с которыми сотрудничает Фиораванти, для закрепки драгоценных камней и изготовления готовой конструкции. «Для меня, — говорит Фиораванти, — обычные украшения красивы, но скучны».

Хочешь следить за событиями в мире роскоши? Подписывайся на «Robb Report Россия» в Telegram и «ВКонтакте».

Статья «Мал, да удал» опубликована в журнале «Robb Report» (№3, Апрель 2022).