Ювелирные часы

Patek Philippe Twenty-4

Кому-то, наверное, сложно представить, что Patek Philippe выпускает усыпанные бриллиантами ювелирные часы. Вместе с тем тот факт, что иные марки производят под видом часов ювелирные украшения, — ещё не повод отказать ювелирным часам в праве называться часами. Даже если они кварцевые, как Patek Philippe Twenty-4. Бриллиантов здесь либо 542, либо 169 (в версии с кожаным ремешком). Камни отбирались с «часовой» точностью: даже при десятикратном увеличении камень должен был обнаружить совершеннейшую прозрачность и чистоту. Но главным достоинством часов стало даже не это. Мануфактуре Patek Philippe удалось сообщить каждой модели совершенно не бриллиантовую строгость и сдержанность — при совершенно бриллиантовом уровне роскоши.

Hublot Big Bang Purple Carat

Коллекция Big Bang Tutti Frutti, в которую входят эти часы, выдержана, как сейчас принято говорить, в кислотных тонах. Корпус изготовлен из 18-каратного золота, безель украшен сорока восемью аметистами, внутри — серьёзнейший хронограф с ручным заводом. Этот хронограф, эти драгоценные камни и этот благородный металл ничуть не проигрывают колористике. Первое впечатление ничего не значит без второго. Hublot Big Bang Purple Carat рассчитан и на первое, и на второе. Одно не столько опрокидывает, сколько подтверждает другое: роскошь, как известно, имеет много личин. В последнее время от роскоши требуется строгость и сдержанность. Но наряду со строгостью, одной из личин роскоши вполне может быть красочность. Подобный стиль ещё никто не отменял.

De Bethune DBL

Созданная совсем недавно, в недалеком ещё 2002 году, мануфактура De Bethune сразу выступила почти во всех отношениях новаторски, хорошо понимая, что это если не единственный, то кратчайший путь на рынок. Этот путь был проделан с завидной скоростью. Каждая современная часовая марка сталкивается с одной и той же трудностью: если механизм можно купить у производителя, то дизайн придётся разрабатывать своими силами. Crème de la crème от De Bethune в дизайнерском отношении стала модель DBL — механические часы в корпусе из белого золота с бриллиантами круглой формы и багетной огранки и сапфирами (12 сферических сапфиров являются часовыми метками). Заводная головка, расположенная на отметке «12 часов», которая в любой другой модели выглядела бы главным дизайнерским challenge, здесь смотрится лишь как одно из новшеств. Трёхмерная Луна в ювелирной версии украшена бриллиантами и сапфирами. С другой стороны, De Bethune DBL — сигнал того, что просто бриллиантовые россыпи и инкрустации без концептуальных дизайнерских изменений — уже вчерашний день.

DeWitt Tourbillon Mystérieux

Девяносто три бриллианта багетной огранки (15,5 карата), 34 бриллианта круглой формы (0,23 карата) — всё это не мешает DeWitt производить турбийоны, будь то Mystérieux Squelette, Force Constante или Differentiel. (в коллекции три модели). DeWitt предполагает, что сложные часы должны быть сложными во всём, включая дизайн и степень изысканности ювелирного рисунка. Инкрустация бриллиантами в высшей степени детальна: корпус, ободок, ушки, заводная головка и даже застёжка часов, составляющих коллекцию Haute Joaillerie, — всё подвергнуто ювелирному вмешательству. Мосты механизма Tourbillon Mystérieux Squelette сделаны из чёрного золота и украшены белыми бриллиантами. Такое сочетание всегда считалось и будет считаться строгим и сдержанным. В конструкции самого турбийона инженеры De Witt применили новый принцип распределения регулировочных сил — словно в пику тем, кто утверждает, будто ювелирные часы не могут и не должны содержать никаких сущностных инноваций. Кроме того, нелишним будет отметить, что модель Tourbillon Differentiel получила женевское Гран-при в категории инноваций. Сложные ювелирные часы — это два уровня, два вида, две категории сложности.

Cartier Agrafe

Как правило, при разработке новых моделей Дом Cartier всегда опирается на собственный опыт. В женских ювелирных часах Agrafe Дом Cartier применил свой традиционный мотив декоративной петли, который он использует в ювелирных украшениях с начала XX века. Трактовать этот мотив можно вольно: для кого-то он видится кутюрным, а для кого-то даже природным, почему бы и нет. Как бы там ни было, любое отступление от привычной формы браслета, любое усложнение этой формы — есть новое сообщение. Cartier почти всегда настаивает на том, что говорить надо вполголоса, — так и говорит. Никакой вычурности или жёсткости, никакого педалирования. Все ювелирные усложнения Cartier — если так можно выразиться — выглядят сдержанно и вместе с тем внятно. В данном случае декоративная петля сообщает дополнительный, но необходимый смысл изделию, превращая часы с кварцевым механизмом, усыпанные бриллиантами (36 бриллиантов огранки «принцесса», 158 — круглой огранки на корпусе, 402 — круглой огранки, 102 — огранки «принцесса» на браслете), в часы Cartier.

Rolex Oyster Perpetual GMT-Master II

Изначально часы коллекции Oyster Perpetual GMT-Master II предназначались для пилотов, путешественников и прочих любителей разнообразного, как сейчас принято говорить, экстрима. Хронометр, водонепроницаемость на глубине более 1000 метров, автоподзавод, стекло из синтетического сапфира, 24-часовая шкала — весь этот внушительный список вкупе с традиционным для Rolex качеством механизмов обеспечивал модели только ей приличествующую нишу. Ниша эта, благодаря опять-таки вышеперечисленным качествам, постоянно расширялась. А впоследствии несколько изменилась и целевая аудитория этого хронометра. Rolex Oyster Perpetual GMT-Master II проник во все социальные страты верхнего сегмента. Так же как на спортивных авто ездят не только гонщики, Rolex Oyster Perpetual GMT-Master II носят не только спортсмены и путешественники. Когда это стало очевидным, часы принялись украшать, в том числе и драгоценными камнями. Данная модель выполнена в белом золоте, а многочисленные бриллианты и сапфиры совершенно не убавляют её маскулинности и строгости, а скорее даже подчёркивают их. Вместе с тем женщин, приверженных Rolex, с каждым днём в мире становится всё больше.

Bovet Fleurier 39 mm Jewellery

Мануфактура из Флёрье использовала 108 белых бриллиантов для украшения короны и безеля этих часов, 522 бриллианта для циферблата и белое 18-каратное золото для изготовления корпуса. Диаметр корпуса в этом контексте немаловажен, Bovet сделала его компромиссным, не слишком большим, но и не маленьким. На ремешок пустили кожу аллигатора, а заводную головку и крепление ремешка украсили сапфировыми кабошонами. Роль часовых меток также была отведена сапфирам, причём багетной огранки, выглядящей строго и благородно. Иными словами, мануфактура из Флёрье произвела минимальный набор необходимых для изготовления ювелирных часов действий. Примерно так поступают и прочие марки при производстве своих ювелирных часов. Однако фирменные змеевидные стрелки Bovet — вряд ли единственная деталь, которая отличает эти кварцевые ювелирные часы от других ювелирных часов. Все прочие элементы дизайна каким-то непостижимым образом способствуют узнаванию, несмотря на то, что название марки в данном случае не нанесено на циферблат.

Vacheron Constantin Malte Tonneau Tourbillon

Это мужские часы. Мануфактура Vacheron Constantin разрабатывала данную модель специально для Middle East market — ОАЭ, ближневосточных стран и Китая, догоняющего и перегоняющего развитые мировые экономики. Направление — в условиях геополитических сдвигов и изменения нефтяной конъюнктуры — как минимум перспективное. Те же мужчины, кто западнее и севернее, вряд ли могли прельститься 530 бриллиантами (при диаметре корпуса всего 36 мм). Невзирая даже на то, что ими покрыт турбийон с усложнениями (индикатор запаса хода, указатель даты). Усложнения украшениям рознь, думали те мужчины, что севернее и западнее. А платина 950-й пробы окончательно превращала в их глазах представленную модель в сугубо ювелирный piece unique. Однако вскоре в старушке Европе обнаружился новый тренд: женщины полюбили мужские часы. Не то чтобы поднялась новая волна эмансипации или стиль унисекс дал крен в маскулинную сторону. В фаворе у дам оказались отнюдь не все мужские модели часов, а лишь те, которые одновременно были и немного женскими. Тогда-то «бриллиантовому турбийону» и стало тесно в своей, первоначально четко обозначенной географической нише.

De Beers Talisman Suntime

Уже само словосочетание «ювелирные часы» устроено провокационно: всякий раз хочется понять, какое слово является ключевым — «ювелирные» или «часы». Когда видишь перед собою модель ювелирных часов, не оставляющую сомнений в драгоценности использованных при производстве камней и металлов, но не видишь на этих часах стрелок, вопрос трансформируется: всё же ювелирные часы — больше, чем часы, или, напротив, меньше, чем часы? На модели часов от De Beers с полумистическим названием Talisman Suntime хорошо видны два алмаза, одиннадцать бриллиантов багетной огранки, видно, что корпус сделан из белого 18-каратного золота, а ремешок — из телячьей кожи. Стрелки неочевидны. Но если присмотреться, мистика становится прозой: стрелки всё же наличествуют. Их концы в буквальном смысле слова торчат из-под циферблата и, как и в любых других часах, делают свою работу, двигаясь по окружности безеля, размеченной одиннадцатью бриллиантами багетной огранки, и, всякий раз минуя алмаз на отметке «12 часов», превращают ещё одну минуту или ещё один час в прошедшее время. Хитро.

DeLaneau Square Dome «Angelheart la Nuit»

Белое 18-каратное золото, бриллианты общим числом 810 штук, сапфировые кабошоны на заводной головке и креплениях ремешка, который сделан из крокодиловой кожи, — ну куда же без неё (!). Создавая эту модель, DeLaneau совершенно очевидно имели в виду вовсе не фильм Алана Паркера «Сердце ангела» — произведение мрачное, объединяющее в себе английский (по духу) детектив и голливудский ужас. Мануфактура не опрокидывает привычные ассоциации и не превращает ангела в дьявола. Эстетика, в которой выдержан циферблат, представляющий собой два ангельских крыла, происходит из совершенно другой среды, которую уж точно не назовёшь подсознанием. Несмотря даже на то, что ангел, как указано на циферблате, ночной. А ночь — время подсознания. Не верите — спросите у доктора Фрейда, человека, давшего исчерпывающие ответы на вопросы, которые каждый его клиент стеснялся сформулировать. Впрочем, как справедливо заметил однажды Оскар Уайльд, не бывает нескромных вопросов — нескромными бывают только ответы. Модель DeLaneau Square Dome «Angelheart la Nuit» подчёркнуто скромна, несмотря на обилие бриллиантов. Её праведная бело-голубая гамма не оставляет в этом сомнений.

  • Фото: Архив пресс-службы