Человек эпохи Ренессанса

Сходное ощущение возникает при общении с самим Брунелло Кучинелли. Речи его обволакивают собеседника, как одноимённый кашемир. Он гораздо охотнее говорит о Франциске Ассизском, чем о маркетинге, и бесконечно цитирует Сенеку и Блаженного Августина. Через полчаса беседы ты уже не понимаешь, кто сидит перед тобой: грандиозный мошенник или грандиозный талант — лишённый сомнений и скромности, безапелляционный в суждениях, неуёмный энтузиаст. Одним словом, универсальный человек эпохи Возрождения.

«Мы должны вернуться в наши деревни, сделать что-то полезное для тех мест, откуда мы родом, и для всего человечества», — восклицает Кучинелли, словно озвучивая манифест. Взвешивая, стоит ли ему возражать, я перевожу взгляд на утренний вид из окна. Вертикали кипарисов, как столбики солнечных часов, расчерчивают параллельными полосками жёлто-зелёные умбрийские холмы. Пейзаж словно списан с ренессансной фантазии, не хватает только щиплющего траву единорога. Среди этой юдоли на холме близ Перуджи расположился городок Соломео, который уже несколько лет почти из руин восстанавливает Кучинелли. Как человек Возрождения, он мыслит себя частью природы и творцом истории. Недаром над входом на его фабрику висит изречение императора Адриана: «Я чувствую себя ответственным за красоту этого мира». Удивительно, что сын фермера, который должен был стать инженером, бросил учёбу и, проникнутый гуманистическими идеалами, решил, что человек должен жить и работать там, где родился, и видеть в твоих творениях продукт не только физического, но и духовного труда.

В 1985 году Кучинелли купил в Соломео замок XIV века, где после реставрации разместились офисы компании. На стоящей рядом вилле семьи Антинори с парком он поселился со своей семьёй, восстановил разрушенную церковь, отремонтировал окрестные дома и дорогу. Производство находится неподалёку: у подножия холма и в соседних городках. Теперь почти все жители Соломео работают у Кучинелли, и жизнь этого городка выглядит воплотившейся социалистической, даже феодальной утопией. Каждое утро женщины из местных продуктов готовят обед для сотрудников. Никто не контролирует время прихода на работу, и у всех работников есть свои ключи. Брунелло требует соблюдать лишь одно правило: уважай свой труд, рабочее место и коллег. Сам Кучинелли предпочитает проводить за работой не более 9 часов в день и строго следит за тем, чтобы оставалось время на себя и семью. Ведь помимо кашемира у него ещё две страсти — футбол и театр.

Кучинелли не прочь погонять мяч, но с театром всё серьёзно. Он является президентом Театральной ассоциации Умбрии, объединяющей 15 провинциальных театров. Впрочем, провинциальность в данном случае является лишь территориальным признаком, если принять во внимание художников какого уровня Брунелло пригласил для подготовки премьеры в только что отстроенном театре Соломео. Мистическую пьесу «В лесу духов» по произведению нигерийского писателя Амоса Тутуолы поставил режиссёр знаменитого миланского Piccolo Teatro Лука Ронкони, а музыку написал композитор Людовико Эйнауди, чья музыка уже звучит в фильмах Нанни Моретти и Вима Вендерса. Однако театр является лишь первой частью масштабного проекта, затеянного Брунелло в Соломео. Он грезит об античном форуме искусств — месте, где «искусство и дух» встречаются без барьеров. За театром должны последовать ипподром, академия и гимназия. И эта идея вовсе не кажется Брунелло утопией: «Нужно разделить сегодняшний бизнес и проекты, рассчитанные на пять-десять веков. У нас привилегированная работа, но есть люди, которые зарабатывают 1000 евро в месяц. И мы в состоянии улучшить их жизнь. Поэтому одну часть прибыли я инвестирую в фирму, вторую — в себя, третью — в тех, кто работает, а четвёртую — в человечество».

  • Фото: Архив пресс-службы