Хелло, мото...

Эстетика Сирила Хьюза, владельца мастерской мотокастомайзинга в Бока-Ратоне (Флорида)—это настоящее смешение «французского с нижегородским». Точнее, с американским. В 1966 году Бриджит Бардо спела: «Je n’ai besoin de personne en Harley-Davidson» (Когда я на «Харлее», мне никто не нужен). Вслед за ней эффектную максиму подхватывает и Сирил Хьюз, тоже, кстати, уроженец Франции. Он провозглашает custom-мотоцикл исчерпывающим и окончательным проявлением человеческой индивидуальности. «По сути, я создаю портрет владельца в движущемся металле. Когда вы на мотоцикле, вам никто не нужен,—вторит он Бардо.—Вы сливаетесь с машиной воедино. Она даёт вам силу и смирение одновременно. Кроме того, мой бизнес сродни работе кутюрье. Я одержим силуэтом, чистотой линий и буквально трясусь над мельчайшими элементами отделки, могу часами заниматься формой какого-нибудь болта, пока не доведу до совершенства».

Сирил не зря называет свои мотоциклы Absolute Customs. В этом утверждении невозможно усомниться, ведь цены начинаются с $90 000, и на каждый байк уходит до восьми месяцев труда. «Я не стану делать мотоцикл для человека, который его не ценит, сколько бы денег мне ни предложили,—утверждает Хьюз.—С другой стороны, энтузиаст, который годами копит деньги на то, чтобы воспользоваться моими услугами, будет вознаграждён». На сайте мастера можно найти 12 правил кастомайзинга, в том числе последнее, самое главное: «В этом деле нет никаких правил». Такое кредо лишь добавляет его работам привлекательности. Поскольку Хьюз создаёт не больше дюжины мотоциклов в год, книга заказов на обозримое будущее давно заполнена.

Продуманная элегантность Сирила Хьюза совершенно не соответствует традиционному образу перепачканного маслом механика, не вылезающего из своего гаража. Его скромная и компактная мастерская в Бока-Ратоне (Флорида) так же далека от стереотипов, как Париж от Калифорнии. Кастомайзер считает себя продолжателем придворных художников эпохи Возрождения. «Подобно тому, как влиятельные люди прошлого делали этих творцов архитекторами своего воображения, представитель современной состоятельной элиты может заявить о своей уникальности, заказав кастом».

Приступая к работе над очередным проектом, Хьюз тщательно изучает своего заказчика. «Мы беседуем обо всём, кроме мотоциклов. Я стараюсь понять, что у клиента внутри, ведь мне предстоит сделать для него мотоцикл, с которым он станет единым целым. Поэтому я должен знать, что его волнует, что он считает для себя испытанием. Иногда я даже спрашиваю его, с каким животным он себя отождествляет. Я пытаюсь разобраться в его жизненной философии, в его увлечениях». После нескольких встреч мастер составляет психологический портрет клиента, а затем рисует мотоцикл и показывает его заказчику. «Насколько мне известно, из всех кастомайзеров так поступаю только я. Дело в том, что всякий раз начиная проект с нуля, я хочу, чтобы клиент видел, как рождается мотоцикл».

По признанию Хьюза, его «мото-кутюр» не столько источник дохода, сколько база для разработки собственной линии мотоциклетных аксессуаров. «В эти уникальные мотоциклы мы вкладываем почти столько же, сколько за них получаем, однако они служат лабораторией для разработки технологических инноваций, которые мы предлагаем покупателям в своих каталогах». Сирил затягивается сигаретой, которые курит безостановочно, одну за другой. «Аксессуары—это pret-a-porter, если продолжать аналогию с одеждой. Через каталог люди могут заказывать «детали своей мечты», понемногу, элемент за элементом, добавляя к своему мотоциклу немного Cyril Huze». По мнению мастера, все популярнее становится «постепенная кастомизация». Растущие продажи аксессуаров Cyril Huze подтверждают эту точку зрения.

Мотоциклы Хьюза создаются не только для любования, но и для настоящей, бескомпромиссной эксплуатации. «Техническими характеристиками машины мы занимаемся не меньше, чем её внешним видом»,—говорит Хьюз. Он лично выводит на трассу каждый байк и осторожно, но придирчиво тестирует его, словно художник, наносящий на холст последние мазки. Хьюз соединяет интеллект с эстетическими мускулами. Неприкрытая галльская эмоциональность сочетается в нём с весёлой и глубокой любовью к американским идолам—от мотоциклистов-полицейских до Джеймса Дина, Мэрилин Монро и Микки-Мауса. Коллекционеры дорожат каждым творением Хьюза, но и для них эти мотоциклы—вовсе не музейные экспонаты, а высокоточные инструменты, призванные «рассекать» в движении дорожное полотно.

Сирила Хьюза можно уподобить элитному портному, который подгоняет мотоцикл-«костюм» под клиента. Кастомайзер прячет топливопроводы и тросики тормозов внутри рамы, чтобы внешний облик мотоцикла оставался девственно чистым. «Заказчика больше интересует внешний вид и конечный результат, чем технические подробности. Вместе с тем, каждый мотоцикл я разрабатываю под конкретные условия, в которых покупатель намерен его эксплуатировать, соотнося мощность двигателя, диаметр колёс, тип шин, угол наклона передней вилки и прочие параметры с предполагаемыми скоростями и типами дорог. Поступать иначе было бы нелогично, да и небезопасно.

Какие чувства возникают у человека, сидящего за рулём мотоцикла от Huze? Маэстро предпочитает говорить образами: «Когда я впервые вижу готовый мотоцикл и завожу двигатель, это как рождение ребёнка. Когда еду на нём, то чувствую себя королём. Те же ощущения необходимо передать заказчикам».

Ярче всего философия Хьюза проявляется в трёх его последних проектах: Kiss My Wheels («Поцелуй меня в… колёса»), Mirage («Мираж») и Viva Texas («Да здравствует Техас!»). Kiss My Wheels—"боббер», родившийся после путешествия Хьюза по американскому бездорожью и случайной встречи с официанткой из придорожного ресторана (truck-stop girl). Рассказывая об этом эпизоде, он с грустью и улыбкой вспоминает песню The Byrds с тем же названием. «Я попытался представить себе мотоцикл, на котором мог бы произвести на неё впечатление». Процесс подбора узлов описан в дневнике мастера: «Жёсткая рама типа «гусиная шея» от Santee, двигатель EVO TP, одетый в Pan Style Rocket Covers от Exotix (элемент стиля «ретро»), узкая цепь PM, которая бы соответствовала небольшим размерам байка, звёздочка Exile для простоты и несколько новых деталей: Z-образные профили (Z bars), стоп-сигнал в виде карточной «пики» (spade sidemount), крепёж катушки зажигания Spikee (Spikee coil bracket) и передняя подвеска Huze Springer». Ву а-ля!

Кастом впервые показали на Las Vegas Bikefest-2005, и он был немедленно выкуплен одним из самых горячих поклонников Хьюза. Смог ли Сирил завоевать благосклонность той девушки, неизвестно, однако все эти детали вошли в расширенный каталог аксессуаров Huze для тех, кто желает приобрести немного волшебства.

Взгляд на Bombshell—"боббер", над которым Хьюз работает в настоящий момент, помогает приоткрыть завесу тайны над будущими работами мастера. На сей раз источником вдохновения послужили красотки, которых американские пилоты рисовали на своих самолётах во время Второй мировой войны. Бензобак в форме капли украшен изображением длинноногой девушки в лётной униформе, лихо отдающей честь. Масляный бак под сиденьем напоминает носовой обтекатель самолёта. Кажется, ещё немного, и где-то рядом заиграет оркестр Гленна Миллера.

Сирил Хьюз сумел подняться над традиционными вариантами «кастомизации» базового варианта Harley-Davidson с двигателем SMS. Один из клиентов попросил мастера поработать над моделью Ariel. «Когда я смотрю на ретромашины, то пытаюсь представить себе, как бы я построил те мотоциклы—и делаю их лучше оригиналов!» Глаза Хьюза загораются ещё больше, когда он говорит о своей мечте переделать Vespa. «У меня много поклонников в Италии. Мне бы очень хотелось сделать Vespa в духе классических фильмов, таких как «Римские каникулы» и «Сладкая жизнь»». Кажется, не за горами новая глава в истории «мото-кутюр» от Сирила Хьюза.

cyrilhuze.com