Ferrari в российских условиях

Из динамиков установленного в классе плазменного телевизора, доносится старая добрая Highway star в исполнении Deep Purple. Звук становится всё громче, и на экране появляется видеоролик, демонстрирующий рискованные манёвры Михаэля Шумахера на ярко-красном Ferrari. Неужели то же самое предстоит осваивать? Впрочем, что это я. На самом деле, прекрасно отдохнув с дороги в отеле Quintessence, что на берегу озера Трамблан, я с нетерпением жду начала занятий.

К слову сказать, отель расположен в полутора часах езды от Монреаля (в зависимости от интенсивности движения и вида транспорта) и всего в трёх километрах от трассы Le Circuit Mont-Tremblant, на которой происходит обучение. «Мы можем организовать вертолёт, который доставит вас из гостиницы на автодром,—говорит Эндрю Торрес, директор программ повышения водительского мастерства Ferrari North America,—однако на автомобиле сюда можно домчаться едва ли не быстрее». Это вполне похоже на правду, особенно если автомобиль этот—Ferrari, оборудованный детектором полицейских радаров.

Со мной в классе ещё 15 человек, одетых в рубашки-поло и красные кроссовки для автогонщиков. Поначалу чувствую себя не в своей тарелке, ведь я не только первый журналист, допущенный в программу Ferrari Driving Experience на Le Circuit Mont-Tremblant, но и, возможно, первый слушатель курсов, не имеющий собственного Ferrari (обязательное условие участия) или пары особых красных кроссовок (дело вкуса). Однако в этом году трасса Le Circuit стала для Ferrari вторым домом, и потому на два дня, как почётный член большого семейства и полноправный участник программы, я получил автомобиль в своё распоряжение.

«Моя цель—предложить обучение, которое будет не хуже, а то и лучше курсов, проводящихся в Фиорано»,—объясняет Ник Лонги, главный инструктор и директор учебной программы в Mont-Tremblant, имея в виду испытательный автодром Ferrari в Маранелло, родном городе марки. Лонги—человек с виду непритязательный, однако его послужной список больше похож на бегущую строку новостей специализированного автоспортивного телеканала. Среди последних достижений—второе место на прошлогодних гонках Rolex 24 GT в Дайтоне. Лонги, называющий себя «гонщиком-механиком», принимал участие в Rolex Grand-Am, American Le Mans, Grand-Am Cup, Formula Fords и Indy Lights. Он также готовил к соревнованиям и нескольких участников Ferrari Challenge, после чего, собственно, встретившись за обедом с президентом Ferrari North America Маурицио Парлато, согласился возглавить Ferrari Driving Experience.

Команда Лонги состоит из победителей серий Индикар и Дайтона, а также различных соревнований, спонсируемых автопроизводителями. Мало какая ещё «автошкола» на свете может похвастаться таким количеством преподавателей-звёзд: Дж. Ф. Дюмулен, чемпион Rolex 24-Hours GT и Grand-Am Cup; Дариус «Дэг» Драла, победитель Ferrari Challenge, испытатель Daytona Prototype и лауреат премии Джима Трумэна; Райан Хантер-Рей, двухкратный победитель Индикар и участник Nextel Cup, Мэтт Плам, водитель-испытатель Acura, бывший штатный водитель BMJ Ferrari, чемпион Formula Dodge и новичок года в соревнования Speed World Challenge; наконец, Пьер Савой, энергичный спортивный комментатор и отличный инструктор по теоретической подготовке, который обучал Патрика Карпентье, Грега Мура, Жака Вильнёва и других известных гонщиков тонкостям прохождения поворотов и торможения двигателем.

«Тот, кто освоит быструю езду на Mont-Tremblant, сможет быстро ездить в любой точке мира,—заявляет Савой.—Этот квебекский автодром был построен в 1964 году гонщиками и для гонщиков; в его основании лежит бетонная «подушка» почти метровой толщины. Здесь есть и слепые, и скоростные повороты. Это настоящее произведение искусства из асфальта».

Чтобы проверить его утверждение, мы выходим из класса и отправляемся в гараж Le Circuit, где выстроились в ряд десять Ferrari F430—зрелище куда более впечатляющее, чем самый красивый трек. Красные Rosso Corso, жёлтые Giallo Modena, чёрные Nero Daytona и, наконец, мои любимые серебристые Grigio Silverstone стоят бок о бок так, как они могли бы располагаться на будущем Concorso Italiano в Монтерее. Однако в настоящий момент автомобили служат нам учебными пособиями, в которых мы сначала лавируем на небольшой скорости между ярко-оранжевыми конусами, а затем разгоняемся до 100 км/ч и резко тормозим на одной линии. В первых упражнениях на самом деле нет ничего сложного, приходится лишь напоминать себе, что лучше пользоваться всей шириной трека и держать машину как можно ближе к его краю при торможении. После нескольких кругов, которые мы проходим со всё возрастающей скоростью, я научился улавливать момент, когда колёса начинают проскальзывать и вмешивается АБС, что помогает рассчитать, сколько места необходимо для торможения перед очередным поворотом. «Педаль газа—это не электрический переключатель, действующий по принципу «вкл.-выкл.»,—комментирует Савой снисходительным тоном, который я вполне заслуживаю.—У неё существует бессчётное количество промежуточных положений. Советую попробовать их все».

Упражнения на мокром «скидпаде», предназначенном для имитации поворотов и заносов, закрепляют урок. Этот отдельный участок стоянки размечен оранжевыми конусами и оснащён собственной системой дождевальных установок. Я дожидаюсь своей очереди, наблюдая за тем, как другие водители один за другим теряют контроль над автомобилем, и его закручивает на месте в эффектном ореоле брызг—режиссёры, снимающие автомобильную рекламу, обожают такие кадры.

Наконец, наступает моя очередь на собственном опыте убедиться в том, что в «спортивном» режиме F430 притормаживает одно или несколько колёс, компенсируя избыточную поворачиваемость. Даже если водитель продолжает давить при этом на газ, автомобиль cам задерживает движение дросселя, чтобы не вылететь с трассы. Однако стоит перевести manettino в «гоночный» режим, который не замедляет вращение колёс, и можно начинать, по меткому выражению Савоя, «вгрызаться сфинктером в сиденье».

В относительно безопасной обстановке автодрома потеря контроля над машиной вызывает ощущения, сходные с впечатлением от катания на «вращающихся чашках» в парке аттракционов, однако наша цель в том, чтобы скорректировать последствия избыточной поворачиваемости и продолжить движение в намеченном направлении. «Если ошибётесь, придётся изрядно покрутиться вокруг своей оси,—предупреждал нас Савой ещё перед выездом на «скидпад».—Помните, наши глаза подчиняются мозгу, поэтому старайтесь смотреть туда, куда хотите попасть».

Пока дождевальные установки поливают асфальт, дворники F430 отсчитывают удары моего сердца, которое по‑прежнему бьётся в унисон с композицией Deep Purple. В конечном итоге я приноравливаюсь к машине, и мне удаётся управлять скольжением при помощи педали газа. После одного особенно удачного манёвра я не выдерживаю и победно сигналю.

Голос 4,3-литрового мотора V8 ласкает слух, даже если вы сидите в салоне, но, когда дюжина F430 проезжает мимо вас один за другим, вы понимаете, что каждый из них поёт по‑своему. Все автомобили стремительны, но некоторые чуть быстрее и громче других. У одних подвески скрипят, стонут и пощёлкивают в поворотах, а у других более плавно переключаются передачи. Все F430 объединяет потрясающая скорость, и, как это случается с большинством водителей, первый раз взлетев на холм у поворота №2, я обнаруживаю, что моя машина движется быстрее, чем следовало бы. «Трасса сворачивает влево, доверьтесь ей»,—подсказывает Савой с пассажирского кресла, и я позволяю автомобилю скользить влево.

Последнее упражнение первого дня посвящено прохождению Северной петли, которая, как и положено на гоночных автодромах, весьма коварна. Южная петля быстрее—на задней прямой можно развить до 240 км/ч—но эту часть осваивают во время второго дня, вместе с «восьмёрками» на «скидпаде». Торможение, слалом, «скидпад» и петли выступают в роли «закусок» и «горячего», а на «десерт» подают несколько отменных кругов, объединяющих Северную и Южную петли.

«А теперь посмотрим, на что вы способны»,—подбадривает меня «Дэг» Грала, продемонстрировав сначала своё мастерство, и ему не приходится меня упрашивать. С каждым кругом я еду всё быстрее, пока наконец не обгоняю другого ученика, точно так же, как кто-то ещё обогнал меня в первый день. Для меня это равнозначно победе, ведь мало что может сравниться с ощущением, которое у вас возникает, когда вы обгоняете на Ferrari другой Ferrari. Как заметил однажды Лонги: «Человек, сидящий за рулём Ferrari, уже победитель».

experienceferrari.com

ХОТИТЕ ПОВЫСИТЬ ВОДИТЕЛЬСКОЕ МАСТЕРСТВО?

ЕСЛИ ВЕРИТЬ НИКУ ЛОНГИ, главному инструктору и директору программы Ferrari Driving Experience на Le Circuit Mont-Tremblant, изначально компания предполагала открыть школу вождения на восточном побережье США, добиться определённых результатов, а затем уже организовывать курсы на западном побережье. «Сложность в том, что нужен не просто хороший, а отличный автодром. В Северной Америке отличных автодромов совсем немного. Mont-Treblant—один из них. Кроме того, нам необходим был отель, соответствующий уровню Ferrari, как для самих участников, так и для их гостей,—говорит Лонги.—Требования к отелю сразу вычеркнули из нашего списка 95 процентов автодромов».

Пять лет назад владелец Le Circuit Лоренс Штроль перестроил трассу так, чтобы она соответствовала всем стандартам безопасности ФИА, Международной федерации автоспорта, которая организует соревнования «Формулы-1». По словам Лонги, Штроль сделал это, «как искренний поклонник Ferrari. С точки зрения экономики, автодром такого уровня малопривлекателен». Половина мест на курсах будущего года уже заняты. «65% всех покупателей новых Ferrari уже являются владельцами предыдущих моделей,—рассказывает Лонги,—и то же самое происходит со школой. Вот почему как в клуб владельцев Ferrari, так и на курсы Ferrari Experience попасть достаточно трудно. Здесь всё происходит в соответствии с принципом, согласно которому само по себе обладание Ferrari—большая честь». Если вы хотите удостоиться этой чести, приведенная ниже информация может оказаться вам полезной.

КТО МОЖЕТ СТАТЬ УЧАСТНИКОМ

В программу Ferrari Driving Experience допускаются только владельцы Ferrari.

ВРЕМЯ ПРОВЕДЕНИЯ

Курсы водительского мастерства проводятся с мая по сентябрь. Записываться на них стоит заранее, так как свободные места заполняются быстро.

КАК ДОБРАТЬСЯ

Доставка на лимузине из любого монреальского аэропорта включена в стоимость курсов, но возможны и другие варианты. Частные самолёты могут сесть в международном аэропорту Мон-Трамблана, куда также прибывают прямые коммерческие рейсы из Ньюарка и Торонто. Настоящие «ферраристы», возможно, предпочтут доехать до места сами: живописные дороги региона вьются между горами Лаврентия, образующими древнейшую горную гряду на Канадском геологическом щите.

ГДЕ ОСТАНОВИТЬСЯ

Размещение в Hotel Quintessence входит в стоимость программы. В качестве дополнительной опции клиент может выбрать один из президентских люксов (111 кв. м, $1350 в сутки) со сводчатыми потолками, дровяными каминами и частными террасами, с которых открывается прекрасный вид на озеро Трамблан.

ДРЕСС-КОД ВНЕ ЗАНЯТИЙ

Вечерняя одежда business-casual. СТОИМОСТЬ $8 200 с человека или $123 000 за все 5 мест в классе.