Страсти по Луке

Для автомобильного журналиста побывать на личном приёме у Луки Ди Монтедземоло — всё равно что для католика получить аудиенцию у папы. Президента Ferrari, как в своё время Джанни Аньелли, называют L’Avvocato, но характер у него такой же горячий, как у суперкаров, собранных на заводе в Маранелло. Тем не менее, Robb Report использовал эту возможность, чтобы поговорить на самую больную тему. И предлог для этого подал не кто иной, как сам Лука Ди Монтедземоло:

 — Почему наши русские друзья слабо поддерживают «гарцующего жеребца»?! Китай в 2012 году станет для нас вторым по объёму рынком после США. А в России мы уже столько лет не можем продать хотя бы сто штук в год. В чём загадка?

 — Видите ли, очень богатым людям сегодняшние Ferrari неинтересны — для миллиардера это массовый продукт, а не предмет мечтаний! (При этих словах у собеседника вытягивается лицо. — RR.) У просто обеспеченных российских граждан, способных заплатить €200−400 тыс. за очередной автомобиль, спорткары Ferrari имеют репутацию не слишком серьёзных, не особенно надёжных «игрушек». Да и ездить на ваших машинах по нашим дорогам проблематично…

 — И в этом заключается проблема. Ваши люди предпочитают покупать и эксплуатировать наши машины в Европе, но не на родине. Большинство русскоязычных клиентов заказывают Ferrari в тех странах, где у них есть резиденции — в Швейцарии, Испании, Германии, Англии или Монако.

 — А тем временем тысячи потенциальных владельцев Ferrari на постсоветских просторах хотят от Маранелло только одного… Как, впрочем, и многие тысячи богатых людей в развивающихся странах — в Китае, Латинской Америке, Индии, на Ближнем Востоке… да и в США тоже…

 — Я не понимаю, к чему вы клоните? В чём вопрос?!

 — Все они ждут от Ferrari… ВНЕДОРОЖНИК!

 — (Подскакивает в кресле, гневно) Нет! Нет! Нет! Никогда! Ни за что! Ни при каких условиях!

 — Но почему?! Только представьте, как соблазнительно смотрелся бы огромный «приплюснутый» внедорожник с атрибутикой Ferrari…

 — Это невозможно! Пока я возглавляю эту фирму, подобного не произойдёт! У нас… (Отпивает воды из стакана. — RR.) У Ferrari сегодня четыре линейки моделей, каждая из них лучшая в классе, они гармонично дополняют друг друга. Зачем нам SUV?

 — За спортивными внедорожниками будущее. После успеха BMW X6 все производители, как премиум, так и среднего уровня, готовят к выпуску кроссоверы, замаскированные под спортивные купе. Ferrari, как лидер в производстве спорт-купе, мог бы возглавить этот тренд!

 — Пусть делают всё что хотят! Мы — Ferrari! Мы не можем подражать другим! Продажи растут с каждым годом, безо всяких SUV. В 2011 году мы впервые в истории превысили рубеж в 7000 машин! Куда нам расти дальше?!

 — Среднему покупателю Ferrari в Европе и США сегодня за 50, а то и больше. Но молодое поколение даже в западных странах сегодня горит любовью к машинам «внедорожного» облика. А уж юные автомобилисты так называемых новых рынков, которые в перспективе должны давать всё большее число ваших клиентов, те навсегда впитали восхищение SUV!

 — Мы уже пошли на невероятный шаг — только что запустили абсолютно нетрадиционную для нас модель FF. У неё и кузов напоминает SUV, и полный привод мы сделали впервые в нашей истории. И на этом — всё! Хватит! Мы не сдадим наших принципов!

 — FF — шаг в верном направлении, вы это видите сами по первым результатам продаж. Но явно недостаточный. Купе-универсал с приводом 4х4 и увеличенным клиренсом это всё равно спорткар. А массивный, мужественный «джип» — совсем другая порода. Именно она необходима неохватному кругу потребителей, которые иначе никогда не купят Ferrari!

 — А нам всё равно! Если мы не хотим SUV, значит, его не будет! Предельный компромисс — FF, суперкар с 660-сильным мотором и лёгким макияжем под кроссовер! Не хочу продолжать! Я закончил!

 — Ну что ж, если вы так несгибаемо против серийного SUV… У вас развивается отдел One-Off, где строят несколько машин в год по частным заказам. Вы бы согласились построить там сверхмощный, супер-SUV? Лучший «джип» в мире!

 — Никогда! Каждая машина, проектируемая по спецзаказу, одобряется мной. Конечно, у нас были запросы на постройку внедорожника в одном экземпляре. Но я против, и поэтому — нет! В любом случае, One-Off делает машины на шасси и с узлами уже существующих моделей. У нас нет базы, чтоб построить даже один внедорожник!

 — За деньги, которые коллекционеры готовы инвестировать в единственный в своём роде автомобиль, можно изготовить шасси, монокок. Механика, включая трансмиссии и двигатели Ferrari, прекрасно подойдёт для экстремального SUV. За первый в истории внедорожник Ferrari не один русский клиент охотно выложит миллионы…

 — Деньги для нас ещё не всё! Мы достаточно зарабатываем на спорткарах. Я бьюсь за то, чтобы любая машина Ferrari соответствовала духу марки. А внедорожник, каким бы он ни был и сколько бы за него ни заплатили, чужд менталитету Ferrari!

 — Неужели нельзя попробовать — хотя бы на уровне концепт-кара, чтобы узнать мнение публики? Разве имидж Porsche пострадал из-за Cayenne?! Пока Ferrari не начнёт выпускать модель или даже несколько моделей в жанре SUV, постсоветские рынки вам не завоевать…

 — Да не соглашусь я на внедорожник! Ни под каким видом! В мире есть не только русские деньги! Ferrari работает для заказчиков всего мира, у нас дилеры в 48 странах!

 — Мне показалось, что мнение русскоязычных автомобилистов для вас очень важно.

 — Не поймите меня превратно. У меня много знакомых из бывшего Советского Союза. Кто-то из них владеет машинами Ferrari, а кто-то их не любит. Но изменить принципам фирмы ради клиентов из одного региона — на это я пойти не могу!

 — Кто знает!.. Думаю, если бы десять лет назад я показал вам дизайн нынешней серийной FF, этого «почти кроссовера», вы бы меня назвали сумасшедшим…

 — Ох, уж эти русские… Ладно, Иван Грозный! Давайте увидимся через десять лет и посмотрим, кто был прав!