Ильгиз Фазулзянов

Имя Ильгиза Фазулзянова в переводе с татарского означает «путешественник». Его путь лежит от загадочных теней Волжской Булгарии к неведомым землям будущего. Выпускник Казанского художественного училища, усвоивший традиции Николая Фешина, на ювелира проучился меньше двух месяцев — столько времени прошло между его приездом в Таджикистан в 1992 году на стажировку к старому златокузнецу и появлением танков на улицах Душанбе. Два года спустя талантливый самоучка получил гран-при на международном конкурсе молодых ювелиров в Исламабаде, представив оклад для Корана из серебряной и золотой скани с самой тонкой нитью в мире. Запасники Оружейной палаты и Алмазного фонда открыли для него сокровища русского и западного модерна. Сегодня он фактически создаёт свою авторскую версию этого стиля, применяя технологии, недоступные в эпоху Лалика. Хозяин мастерской, дизайнер и артизан, не заинтересованный в массовом производстве, Ильгиз определяет свою рыночную нишу как «коллекционные вещи с интересной художественной идеей, высокого класса, сделанные профессионально».

Сухие слова не могут объяснить эйфорию, которую его работы вызывают у знатоков. Последний прорыв компании Ilgiz F. в ювелирной технике — коллекция украшений с гранёным жемчугом. Уникальную огранку разработал друг и сотрудник Ильгиза Виктор Тузлуков. Огранить хрупкий материал пытались и раньше, но до сих пор никто не мог добиться идеально правильных форм. Особой маэстрии Ильгиз Фазулзянов достиг в эмали — выемчатой, перегородчатой и витражной, сложность в исполнении которой отпугивает большинство ювелиров. Маститые эксперты принимали его работы за антиквариат, а владельцы старинных вещей из Европы и Америки привозят их для реставрации к нему в московскую мастерскую: Ильгиз владеет тайнами изготовления эмалей разных стран и эпох. Самым высоким и в то же время парадоксальным признанием его таланта является тот факт, что он стал единственным ювелиром из современной России, чьи работы продаются на аукционах Christie’s и Bonhams. Говорит Дина Насырова — жена, менеджер и муза художника: «Искусство Ильгиза выглядит совершенно неформатным с точки зрения рынка. Правда, в США и России существует заметный спрос на вещи «не как у всех». Его эскизы хвалили в знаменитых парижских ювелирных домах, но он не получил приглашения на работу, поскольку всё, что он делает, слишком дорого по себестоимости и не поддаётся тиражированию. Несмотря на то, что он современный художник, в Christie’s его зачислили в другую категорию и продают вместе с ювелирным искусством XX века». В прошлом году к профессиональным наградам Ильгиза Фазулзянова прибавился титул «чемпиона чемпионов»: овальная подвеска в виде снегирей, сидящих на ветвях, принесла ему гран-при конкурса International Jewellery Design Excellence Award в Гонконге, на который претендовали 109 участников из 21 страны мира. «Она очень московская: её форма означает овал света, падающего от уличного фонаря в одном из парков», — говорит Дина, протягивая мне этот прославившийся предмет в уютном кабинете с витринами в стиле бель эпок, тоже сделанными неутомимым Ильгизом. Подвеска оказывается гибкой, на незаметных шарнирах. Парк присутствует в ней в сокращённом виде: обилием деталей, уложенных в несколько слоёв внутри плоского контура, она смахивает на швейцарский часовой механизм. «Честь и хвала модельерам, одежду теперь шьют из таких мягких тканей, которых раньше не было, — объясняет Дина. — Но они стали слишком лёгкими, чтобы прикалывать на них украшения: броши переворачиваются, и женщин это раздражает. По‑этому подвески продаются лучше… Особый вкус нашей победе придаёт то, что это изделие без крупных бриллиантов, которые вы увидите повсюду на любой серьёзной ювелирной выставке. Большие бриллианты неинтересны: работать с ними может кто угодно». Годом раньше открылся первый бутик Ilgiz F. в Карловых Варах, а 13 октября в парижском Maxim’s состоялся праздничный ужин на 300 персон по случаю открытия постоянной выставки — там же, в ресторане-музее, рядом с мебелью Мажореля и Галле.

Фото ILGIZ F.