Актриса из провинции

Аргентина в начале XX века была страной в высшей степени провинциальной, словно застрявшей в XIX веке. Владельцы крупных латифундий, респектабельные женатые мужчины, сожительствовали со своими бедными служанками, производя на свет большое незаконное потомство. Одним из таких незаконнорожденных детей была Мария Эва Дуарте, появившаяся на свет в 1919 году. Её отец Хуан Дуарте, впрочем, не дал девочке своей фамилии: она присвоила её самостоятельно, отказавшись от материнской — Ибаргурен.

Так же самостоятельно юная Мария отбросила своё первое крестильное имя и отправилась покорять Буэнос-Айрес под вторым, более коротким и соблазнительным — Эва. Ей ещё не было 16 лет. К тому времени её отец уже погиб в автокатастрофе, так и не женившись на её матери, а старших сестёр удалось выдать замуж. Марии-Эве перспектива раннего замужества не улыбалась: девушка хотела стать актрисой.

Эва Дуарте в возрасте двух лет (справа)
Эва Дуарте в возрасте 15 лет после переезда в Буэнос-Айрес
Эва Дуарте в 1939 году
Эва Дуарте во время записи на радио в 1941 году

О том, как складывался её путь наверх, немало писали: как западные таблоиды, так и биографы разной степени серьёзности. По самой скабрезной версии, ради успеха в обществе Эва Дуарте активно торговала собой — правда, знакомилась с покровителями не на панели, а за театральными кулисами, а потом и на светских раутах.

Более сдержанный вариант биографии будущей первой леди Аргентины изложен, в частности, в её автобиографии La Razón de mi Vida, опубликованной уже после смерти Эвы). Там перечисляются этапы её восхождения: антрепризная труппа третьей руки, маленькие роли в театре Comedias, работа фотомоделью, крупный контракт на радио с фирмой-производителем мыла — сначала реклама, потом радиоспектакли на радиостанции Radio El Mundo. Годом позже, в 1943-м, молодую актрису переманили на Radio Belgrano, предложив участие в серии радиоспектаклей «Великие женщины в истории».

Роль великой женщины Эву вполне устраивала. Попав на радио, она поправила свое материальное, а заодно и социальное положение: купила хорошую квартиру в престижном районе Буэнос-Айреса и стала соучредительницей аргентинского синдиката радио. Однако для дальнейшего штурма вершин патриархального общества ей был нужен перспективный спутник жизни. И он скоро нашелся.

Хуан Перон и его жена Эва в 1946 году
Хуан и Эва Перон

Настоящий полковник

В 1944 году 10 тысяч аргентинцев погибли в результате разрушительного землетрясения в провинции Сан-Хуан. Аргентинская элита решила помочь соотечественникам привычным для богачей образом: устроив масштабный благотворительный гала-вечер на стадионе Luna Park. Этот вечер 22 января 1944 года Эва Дуарте называла «чудесным»: он подарил звезде радиотеатра встречу с её «вторым я» — как она быстро стала называть полковника Хуана Перона, занимавшего тогда должность главы секретариата труда. Вдовец Перон, которому было уже под 50 лет, питал слабость к молодым красивым женщинам. Он был старше своей новой возлюбленной на четверть века, но ни ему, ни ей это не мешало.

Связь с высокопоставленным чиновником и общественным деятелем благотворно сказалась на карьере радиоктрисы. Эва стала ведущей политической программы с гигантской зарплатой в 35 тысяч песо, покупала себе меха и наряды, снялась в главной роли в фильме с говорящим названием La pródiga («Расточительница»). Это произошло незадолго до исторического пленения Перона офицерской верхушкой и последующего триумфального освобождения «под давлением возмущенных народных масс» 17 октября 1945 года.

Эва Перон в 1945 году
Эва Перон в 1945 году

Защитница обездоленных

Эпизод 17 октября стал серьёзной заявкой на победу полковника на президентских выборах. Чтобы не возбуждать кривотолков о своём моральном облике, буквально через неделю после освобождения Перон женился на Эве, и она включилась в предвыборную гонку. А заодно блистала на светских раутах в роскошных вечерних платьях от Кристиана Диора, а также патриотично поддерживала местных модельеров — Пако Хамандро, Полу Налетофф и других.

От природы темноволосая, Эва Перон меняла имидж: в амплуа радиоведущей она предпочитала краситься в пепельный цвет и носить модную в 1940-е годы прическу «помпадур» с высоким начесом. В статусе жены кандидата в президенты, а потом и первой леди (Хуан Перон стал президентом в феврале 1946 года) она сменила имидж: перекрасилась в блондинку и стягивала волосы в гладкую прическу с тяжёлым узлом из кос на затылке, ставшую её визитной карточкой.

Эва Перон со своей
Эва Перон в 1951 году

При Пероне в Аргентине процветала коррупция, и Эва вовсю пользовалась её плодами. Её брат и мужья сестёр получили доходные государственные должности, а сама она сделалась своеобразной «посредницей» между властью и беднотой, возглавив Фонд социальной помощи. Бедняки, получавшие из её рук деньги и социальное жилье, считали Эвиту (так ласково стали называть первую леди в народе) своей благодетельницей. Осенью 1946 года Эва Перон пролоббировала в парламенте закон об избирательных правах женщин, завоевав сердца тех аргентинок, которых ещё не покорила её щедрость (пусть и проявляемая за государственный счет). Все эти женщины пополнили электорат Хуана Перона на следующих президентских выборах.

Меха и бриллианты

Впрочем, радея о политических успехах мужа, себя Эвита тоже не забывала. Она много и охотно фотографировалась в своих кутюрных платьях, мехах — от норковой шубы до горностаевого, как императорские мантии, палантина — и драгоценностях ведущих ювелирных домов. Впервые в истории страны президент Аргентины позировал для парадного портрета не один, а под руку с супругой. Эва была очаровательна в узком вечернем платье с открытыми плечами в цветах аргентинского флага.

Парадный портрет Хуана Перона вместе с женой Эвой, 1948 год
Парадный портрет Хуана Перона вместе с женой Эвой, 1948 год

Свой патриотизм первая леди выражала и с помощью украшений. Так, заказанная ею у Van Cleef & Arpels брошь с бриллиантами и синими и жёлтыми сапфирами в точности воспроизводила всё тот же флаг Аргентины. В 1998 году наследники Эвы Перон выставили брошь на торги: она ушла с молотка за без малого 100 тысяч долларов.

Эва Перон собрала коллекцию украшений haute joaillerie, полученных как от мужа, так и в качестве дипломатических подарков. Так, голландская королевская семья поднесла Эве Перон бриллиантовую диадему, а также кольцо и серьги с крупными бриллиантами. В 2009 году их похитили, и владельцы оценили пропажу в шесть миллионов евро. Воры так и не смогли сбыть украденное, и спустя два года украшения нашлись. Но самой, пожалуй, известной драгоценностью Эвы было ее рубиновое колье Bvlgari: в нём первая леди позировала для знаменитого портрета, воспроизведенного на аргентинских почтовых марках уже после её смерти.

Эва Перон в платье от Кристиана Диора
Брошь Van Cleef & Arpels с бриллиантами, синими и жёлтыми сапфирами в виде флага Аргентины

Эвита умерла от онкологического заболевания в июле 1952 года, незадолго до этого удостоившись почетного титула «Духовного лидера нации». Ей было 33 года. Проститься с умершей пожелало столько простых аргентинцев, что их порыв спровоцировал давку с человеческими жертвами.

Украшения первой леди, у которой не было детей, унаследовали её родственники. Платья, в том числе наряд от парижского модельера Жака Фота, в котором Эвита позировала для своего последнего официального портрета, а также её деловые костюмы в английском стиле, в которых она выступала на политических митингах и в парламенте, пополнили коллекцию мемориального музея Эвы Перон — Museo Evita в Буэнос-Айресе.