Принцесса Беатрис Йоркская и Эдоардо Мапелли Моцци
Принцесса Беатрис Йоркская и Эдоардо Мапелли Моцци в Виндзоре в день венчания в июле 2020 года

Когда в июле 2020 года Букингемский дворец сообщил о состоявшемся бракосочетании принцессы Беатрис Йоркской и лондонского девелопера с итальянскими корнями Эдоардо Мапелли Моцци, всех поразил не столько сам факт наконец-то случившейся свадьбы (по разным причинам пара была вынуждена несколько раз переносить церемонию и в итоге поженилась в камерной обстановке в Королевской часовне Всех Святых в Виндзоре), сколько выбор тиары, в которой невеста шла к алтарю. Голову принцессы украшала бриллиантовая Queen Mary Diamond Fringe, которую ей одолжила бабушка — королева Елизавета II.

Когда-то это была вовсе не тиара, а ожерелье — в 1893 году королева Виктория подарила его на свадьбу Марии Текской, когда та выходила замуж за её сына, будущего короля Георга V. Позже Мария обратилась в Garrard с просьбой превратить ожерелье в тиару, которую затем подарила уже своей невестке, супруге Георга VI королеве Елизавете. Последняя с удовольствием носила украшение, а в 1947 году одолжила его на свадьбу своей дочери, будущей королеве Елизавете II. В тот день, правда, тиара чуть было не подвела наследную принцессу, сломавшись за несколько часов до церемонии венчания Елизаветы и Филиппа в Вестминстерском аббатстве. Королевские ювелиры, к счастью, были на дежурстве и смогли срочно починить украшение. С тех пор Елизавета II неоднократно надевала тиару, а в 1973 году именно в ней вышла замуж за капитана Марка Филлипса её единственная дочь принцесса Анна. Что же касается молодого поколения принцесс и герцогинь, до сих пор никто из них ни разу не удостаивался чести надеть Queen Mary Diamond Fringe — одно из самых знаменитых украшений в королевской коллекции. Так что выход в свет принцессы Беатрис вполне справедливо сочли сенсационным.

Бриллиантовая тиара Queen Mary Diamond Fringe
Бриллиантовая тиара Queen Mary Diamond Fringe, созданная ювелирами Garrard

В целом же появление невесты на королевской свадьбе в тиаре из личной коллекции монарха — одна из традиций королевского дома Великобритании, символ высочайшего благословения на брак и принятия в семью в том случае, когда невеста не является принцессой крови. Традиция, впрочем, не слишком строгая, и окончательное решение, какое украшение выбрать, остаётся за невестой. Леди Диана, к примеру, выходила замуж за принца Чарльза в фамильной тиаре рода Спенсеров, к которому принадлежала. А Сара Фергюсон и вовсе надела новую тиару, специально заказанную к её свадьбе с принцем Эндрю. Это даже спровоцировало небольшой скандал: общественность восприняла новую тиару как знак пренебрежения к невесте со стороны королевы. Как бы там ни было, благодаря тому что драгоценность была подарком, Ферджи удалось сохранить её у себя после развода.

Тиару Ферджи заказывали, разумеется, у Garrard — ювелирного Дома, который является официальным поставщиком королевского двора Великобритании с 1843 года. И хотя молодое поколение семьи Виндзоров всё чаще предпочитает носить вещи современных ювелирных дизайнеров (помолвочное кольцо той же Беатрис её тогда ещё жених Мапелли Моцци заказал у молодого бренда Shaun Leane), Garrard отвечает за классику и традиции. Именно этот Дом в начале XX века изготовил по заказу королевы Марии тиару Cambridge Lover’s Knot, одну из са- мых узнаваемых королевских драгоценностей, которую часто носила принцесса Уэльская Диана, а теперь на важные торжественные мероприятия надевает герцогиня Кембриджская.

Диана, принцесса Уэльская в тиаре Cambridge Lover’s Knot на посольском приёме в Вашингтоне в 1985 году
Диана, принцесса Уэльская в тиаре Cambridge Lover’s Knot на посольском приёме в Вашингтоне в 1985 году

Украшения для волос, ставшие прародителями тиары, представители аристократии носили ещё в Древней Греции, надевая на свадьбы и другие торжества золотые венки в форме пшеничных колосьев, лавровых листьев и цветов. Традицию затем переняли римляне, однако в своём современном виде тиары появились только в XVIII веке, а одну из главных ролей в популяризации этого украшения сыграла первая жена Наполеона Бонапарта Жозефина Богарне. Её любовь к драгоценностям совпала с желанием императора подчеркнуть величие Франции (и собственное) с помощью вопиющей роскоши. Свою супругу он щедро одаривал украшениями. Создавал их придворный мастер Мари-Этьен Нито, успевший к тому времени поработать подмастерьем у ювелира Марии-Антуанетты и открыть собственное дело, известное сегодня под маркой Chaumet. Именно его авторству принадлежат многие украшения Жозефины, которые она сохранила в личной коллекции после развода с Наполеоном.

Некоторые драгоценности авторства Нито, принадлежавшие Жозефине, сейчас находятся в сокровищницах королевских домов Европы. В коллекции шведской королевской семьи, глава которой, король Карл XVI Густав, является прямым потомком Жозефины через одного из её сыновей, герцога Лейхтенбергского, к примеру, есть парюра с камеями. Считается, что тиара и ожерелье были созданы для Жозефины незадолго до развода с Наполеоном. Хотя не сохранилось ни одного портрета императрицы, на котором она была бы запечатлена в этих драгоценностях, существует картина, изображающая дочь Жозефины именно в этой тиаре. Сейчас её регулярно надевает шведская королева Сильвия. Кроме того, в ней в 2010 году выходила замуж кронпринцесса Виктория.

Королева Швеции Сильвия на приёме в Вене в 2008 году в тиаре с камеями, созданной для Жозефины Богарне Мари-Этьеном Нито, придворным ювелиром Наполеона I и основателем Chaumet
Королева Швеции Сильвия на приёме в Вене в 2008 году в тиаре с камеями, созданной для Жозефины Богарне Мари-Этьеном Нито, придворным ювелиром Наполеона I и основателем Chaumet

Гораздо более известна другая тиара Жозефины — коронационная, в которой супруга Наполеона изображена на знаменитом монументальном полотне Жака-Луи Давида из коллекции парижского Лувра. В какой-то момент бриллиантовую тиару, считающуюся «той самой», выкупил Дом Van Cleef & Arpels и даже одалживал её Грейс Келли (княгиня Монако появилась в ней на костюмированном балу в 1966 году), однако позже к провенансу украшения появилось много вопросов. В частности, форма основания тиары не соответствует моде той эпохи, когда она предположительно должна была быть изготовлена, а кроме того, она не в точности похожа на изображённую на картине Давида. Так или иначе, современный владелец этого украшения неизвестен. К слову, это не единственная тиара, которую княгиня Грейс одалживала у Van Cleef & Arpels. В 1973 году она появилась на балу в Версале в парюре с рубинами и бриллиантами: тиаре, серьгах и ожерелье.

Князь Монако Альбер II и княгиня Шарлен на вечернем приёме в Монако в день своей свадьбы в 2011 году
Князь Монако Альбер II и княгиня Шарлен на вечернем приёме в Монако в день своей свадьбы в 2011 году

А вот княгиня Шарлен, супруга сына Грейс, князя Альбера II, предпочитает тиары, созданные специально для неё. На собственном венчании она и вовсе обошлась без традиционной драгоценности, украсив причёску двумя бриллиантовыми брошами, которые, как предполагается, взяла напрокат у сестры Альбера принцессы Каролины. А на вечернем банкете появилась в новой тиаре, а точнее эгрете, заказанной у ювелира Лоренца Боймера, основателя марки Bäumer со штаб-квартирой на Вандомской площади. По его словам, оригинальное украшение напоминает брызги воды. Символично, учитывая, что в прошлом Шарлен профессионально занималась плаванием.

Эгрет, созданный
Бриллиантовый эгрет, созданный ювелиром Лоренцом Боймером для княгини Шарлен

Той же самой водной темой вдохновились и ювелиры Van Cleef & Arpels, у которых Альбер II заказал свадебный подарок для своей молодой супруги, последовав примеру отца (в своё время Ренье III купил у этого французского ювелирного Дома жемчужные украшения в подарок на свадьбу с Грейс Келли). Для Шарлен мастера Van Cleef & Arpels создали украшение-трансформер Ocean с бриллиантами и синими сапфирами, которое можно носить как тиару или как ожерелье, а также подходящие к нему длинные серьги.

Статья «Алмазный венец» опубликована в журнале «Robb Report» (№8, Ноябрь 2020).