Сказка с грустным началом

Норма Джин Бейкер — не просто девушка из народа, а из самых его низов. Она родилась в бедной семье в рабочем поселке. Её мать сошла с ума, и Норма Джин росла с приёмными родителями. Учёба в школе ей не слишком хорошо давалась, да и деньги были куда нужнее университетского диплома, поэтому девушка довольно рано вышла замуж за простого парня по фамилии Догерти и устроилась на авиазавод Radioplane Co. Соединённые штаты участвовали в войне, и стране были нужны работницы.

Но красивую женщину трудно не заметить, а если судьба решила подарить кому-то славу, то она найдёт человека и за токарным станком, и у конвейера. Норма Джин попала в газету: её фото опубликовали в бравурной статье из серии «Ударный труд американских женщин». Профессиональные ценители женской красоты тут же по достоинству оценили девушку. Фотограф, сделавший снимок, понял, что нашёл настоящее сокровище. С его подачи Норма Джин стала фотомоделью, навсегда расставшись с «честным» физическим трудом. Заодно пришлось расстаться и с первым мужем: ему не нравилось новое занятие супруги, и он её откровенно ревновал.

От природы будущая кинозвезда была шатенкой, но довольно быстро сменила цвет волос на куда более модный и перспективный в смысле съёмок платиновый блонд. Также ей пришлось пойти на ринопластику и другие косметические операции. Удивительная сексуальность молодой фотомодели скоро оказалась замечена и деятелями киноиндустрии — началось голливудское восхождение Нормы Джин. Точнее, уже не Нормы Джин, это имя практически забылось. Слава пришла к Мэрилин Монро.

Лучшее из лучшего

По заведённому на американских киностудиях обыкновению сценические и светские наряды актрисы, благодаря которым она сделалась иконой стиля, создавали для Мэрилин художники по костюмам, работавшие на студиях Columbia Pictures, а затем XX Century Fox, контракт с которой актриса заключила в конце 1950 года.

Самые, пожалуй, хрестоматийные наряды Мэрилин — платье-корсаж оттенка фуксии из фильма «Джентльмены предпочитают блондинок» и белое платье с юбкой, которую подхватывает и задирает сквозняк из вентиляции метро в фильме «Зуд седьмого года» — работы Уильяма Травиллы. А костюмы для «Ниагары» делала Дороти Дженкинс, художница по костюмам, лауреат трёх «Оскаров». Кстати, она не была сотрудницей какой-либо студии, а делала карьеру фрилансера, что было довольно необычно в те времена. Она создала для Мэрилин безупречно сидящие юбки-карандаш и жакеты-болеро, которые тут же растиражировали все крупные универмаги США.

В 1951 году Монро вручала премии «Оскар» в платье от Чарльза Лемейра, костюмера фильма «Всё о Еве». Эта картина, в которой сыграла и сама Мэрилин, получила шесть статуэток, но Монро не досталось ни одной (за всю кинокарьеру звезда так и не получила «Оскара»). Зато её ослепительный выход в чёрном глубоко декольтированном платье с пышной многослойной юбкой вошёл в историю мировой моды.

Кроме профессиональных костюмеров, кинозвезду одевали и «просто диазайнеры». Так, нью-йоркская модельерша Сил Чапман создала несколько нарядов для «внеэкранной» жизни Мэрилин. Например, в тёмно-синем платье с тонкими бретелями от Чапман актриса выступала в Корее перед американскими солдатами.

Джон Мур, который был дизайнером не только одежды, но и интерьеров, оформил её апартаменты в Нью-Йорке, а также сшил для Монро платье-«русалку» (облегающий gown с расклешённым «хвостом» ниже колен, подчеркивающим линию бёдер), в котором она блистала на премьере «Принца и танцовщицы». К Муру Мэрилин обратилась перед свадьбой с писателем Артуром Миллером. Дизайнер сшил для звезды подвенечный наряд, но он не принёс актрисе счастья в браке с литератором-интеллектуалом.

Самым знаменитым платьем Мэрилин стал gown от Жана Луи, оскароносного художника по костюмам, который с 1944 по 1960-й работал на студии Columbia Pictures. Это то самое расшитое стразами Swarovski платье телесного цвета, в котором Монро спела песню Happy Birthday Mr. President на юбилее Джона Кеннеди в мае 1962 года, незадолго до своей гибели.

В 2016 году наряд ушёл с аукциона за $4,8 млн. Позже стало известно, что кинозвезда пела свою песенку, надев платье на голое тело: об этом говорится в мемуарах Life isn't everything: Mike Nichols, as remembered by 150 of his closest friends. Режиссёр Майк Николс находился рядом с Мэрилин во время её выступления и увидел, что под платьем на ней ничего нет. В конце жизни актриса прибавила в весе, платье оказалось тесно, и Жану Луи пришлось сметывать наряд прямо на Мэрилин. Когда она вышла к микрофону, шов на живую нитку лопнул, и ткань разошлась.

Любовь или бриллианты

При всей своей громкой славе Мэрилин была довольно бескорыстной женщиной. Она не требовала от поклонников драгоценностей в подарок, как это любила делать Элизабет Тейлор. Очень долго у Монро не было сколько-нибудь впечатляющих украшений. Ни колье с пятью багетными бриллиантами из фильма «Асфальтовые джунгли», ни великолепный 24-каратный бриллиант Moon of Baroda, с которым она позировала для рекламы мюзикла «Джентльмены предпочитают блондинок», ни другие экранные драгоценности ей не принадлежали.

Практически все приличествующие статусу звезды первой величины украшения Мэрилин получила от своего мужа, знаменитого бейсболиста Джона Ди Маджио. В 1954 году он подарил звезде платиновое обручальное кольцо с дорожкой из 36 багетных бриллиантов, так называемое eternity band — «кольцо вечности». Примечательно, что после развода (бейсболист обожал и люто ревновал супругу) Монро не вернула кольцо. Число 36 стало для неё роковым: в момент смерти актрисе было 36 лет.

В свадебном путешествии в Японию Ди Маджио преподнес жене колье Mikimoto из 44 культивированных жемчужин Акойя. Когда супруги развелись, Мэрилин подарила колье своей преподавательнице актёрского мастерства Поле Страсберг. Её дочь позже продала жемчуга обратно дому Mikimoto, который выпустил лимитированную коллекцию аналогичных колье в честь актрисы.

Кинозвезда, в отличие от одной из своих героинь, не считала бриллианты «лучшими друзьями девушек» и охотно носила и куда более дешёвые камни. Например, горный хрусталь: брошь, подаренную всё тем же Ди Маджио, или серьги-кисти, в которых Мэрилин появилась на премьере фильма «Зуд седьмого года» (1955). Позже серьги продали на аукционе за почти $200 тысяч — такую цену платят не за всякие бриллианты. Провенанс украшения, бесспорно, сыграл свою роль.

Скромное обаяние

Если многие её коллеги по киноиндустрии, особенно прославленные дивы, начавшие свою карьеру до Второй Мировой, блюли свой имидж «безупречность в каждой детали» не только на экране, то и в частной жизни, то бывшая работница авиазавода позволяла себе быть раскованной и непринуждённой. Свалившаяся на неё слава и известность — Мэрилин даже удостоилась аудиенции у британской королевы Елизаветы II — не изменили её истинной сущности девушки, стремящейся к любви и радости.

Она любила простую одежду в стиле сasual не меньше, чем «ньюлуковские» платья с корсетами в рюмочку и пышными юбками или глубоко декольтированные gowns — вечерние наряды в пол. На фото Мэрилин Монро времён расцвета её карьеры актрису можно увидеть в популярных джинсах Levi’s 501, брюках-сигаретах и капри, в свитерах с рельефными «косами» и простых блузках. Актриса прекрасно выглядела во всём, что бы она ни надела — или вообще без одежды: Мэрилин не стеснялась эпатировать публику, признаваясь, например, что в постель она «надевает только капельку Chanel №5».

Её невероятное обаяние, которое не могли исказить ни фото-, ни кинопленка, просто завораживало зрителя. Мэрилин производила впечатление абсолютно счастливого человека, притом что объективно её личная жизнь не была слишком счастливой. После неблагополучного детства её преследовали любовные неудачи (череда разводов, ссоры, нервные срывы), а также проблемы со здоровьем (у актрисы, которая искренне хотела стать матерью, случилось несколько выкидышей, и детей так и не появилось).

Последний громкий роман актрисы — с женатым сенатором, а затем президентом Кеннеди — вероятно, стал причиной её ранней смерти. Сначала Кеннеди, который вообще отличался сластолюбием и не был верным мужем, льстил роман с кинозвездой. По слухам, они проводили романтические ночи на его личной яхте Manitou и в других «любовных гнёздышках». Но искренняя и влюбчивая Мэрилин по‑настоящему привязалась к Кеннеди, и это его совсем не устраивало. Так, он отослал обратно подаренные ею золотые часы Rolex.

Вскоре после знаменитого выступления на юбилее президента актрису нашли мертвой. По официальной версии, она приняла слишком большую дозу снотворных сама, по конспирологической — ей «помогли» с подачи президента.