Россыпь цветных бриллиантов тендера 2020 года, последнего перед закрытием рудника

Найти алмазы помогли термитники. Они странным образом переливались разноцветными искрами в лучах немилосердного австралийского солнца. Геологи уже лет десять вели разведку в буше, в том числе с воздуха, надеясь, что под спёкшейся безжизненной землёй есть что-то по‑настоящему ценное. На эти непонятные светящиеся точки стоило взглянуть поближе, и группа отправилась на пустошь пешком. Оказалось, что дело было в крохотных алмазных осколках, которые насекомые извлекли на поверхность из трубки. Отряд состоял из бывалых охотников за бриллиантами, но даже они не могли представить размеров месторождения, обнаруженного ими в нескольких километрах южнее озера Аргайл. Когда четырьмя годами позже, в 1983-м, началась разработка, этот рудник за день работы фактически удвоил мировую добычу алмазов. За без малого сорок лет он дал 865 млн каратов. Там, где когда-то высились мерцающие термитники, теперь — глубокий разрез в красно-бурой земле, ступенями уходящий вниз. Вскоре после начала работ выяснилось, что среди россыпей обычных алмазов сокрыто ещё более драгоценное сокровище — алмазы розовые. Найти в шахте даже один розовый камень уже считается редкой удачей, а здесь на каждую тысячу каратов бесцветных алмазов приходится один карат розовых. И что ещё более удивительно, камни эти имеют преимущественно крупный размер и насыщенный цвет. «Сказать, что в Аргайле редкие розовые камни, — ничего не сказать, — уверяет геолог Мюррей Рейнер, 16 лет проработавший в компании Rio Tinto, которая владеет рудником. — Они настолько редкие, что их просто не должно существовать!» Действительно, вероятность появления такого алмаза сродни шансу выиграть в лотерею дважды за день. Однако, к восторгу Рейнера и других геологов Аргайла, они обнаруживаются снова и снова. Для мирового рынка цветных бриллиантов это определяющий фактор, поскольку рудник обеспечивает 90% всех продаваемых камней, производя в год в среднем около десяти тысяч каратов обработанных бриллиантов.

Глубина рудника Аргайл составляет около 500 метров, на шахте более 10 километров туннелей

До открытия Аргайла розовые бриллианты были такой диковинкой, что почти не попадали в поле зрения ювелиров. Как объясняет дилер Скотт Уэст, нет никакого смысла создавать рынок, не имея стабильных поставок. Его семейная компания L. J. West долгое время была ведущим игроком в сфере цветных бриллиантов и, естественно, имела дело с камнями из Аргайла. Этот рудник изменил рынок, предоставив небольшой, но устойчивый приток первоклассных самоцветов. И так продолжалось до последнего времени. Однако в конце 2020 года компания Rio Tinto намерена полностью закрыть шахты, в которых осталось, по оценкам, всего около 150 розовых камней. Добыть их — титанический труд. Глубоко под землёй в холодных сырых туннелях, где ведутся последние работы, в беспрестанном лязге и скрежете просеиваются тонны и тонны породы. Эти 150 алмазов, притаившиеся где-то среди скальных обломков и грязи, — иголка в стоге сена.

Как только компания Rio Tinto поняла всю ценность самоцветов, обнаруженных на руднике, она стала весьма агрессивно продвигать бренд Argyle. В 1980-х ввела сертификацию камней и разработала маркетинговую стратегию, которая должна была закрепить в сознании потребителей чёткую связь между названием рудника и лучшими розовыми бриллиантами. Ключевым пунктом этой стратегии стал ежегодный тендер, на который каждую осень приглашали 150 самых влиятельных дилеров, ювелиров и других экспертов и ценителей. Первый такой аукцион, на котором избранным счастливчикам предлагалось побороться за камни премиум-класса из прошлого «урожая», прошёл в 1984-м. На кону, как правило, всего 50 каратов. (Остатки распродаются в течение года через дистрибьюторскую сеть Аргайла.) Торги всегда обставлялись с театральной пышностью и приносили солидные дивиденды, например, во время первого тендера Лоуренс Графф скупил все камни до единого и создал из них подвеску «трепещущий цветок», которую позже купил султан Брунея. Ежегодный рост цен на эти бриллианты выражается двузначными числами, так что инвестиции в розовые камни гораздо выгоднее вложений в любые ценные бумаги. В этом году тендер проводится в предпоследний раз, и конкуренция обещает быть очень острой. Качество самоцветов из Аргайла совершенно исключительное. Для оценки бесцветных бриллиантов принята так называемая система (вес в каратах, цвет, чистота и огранка), однако в 1995 году Геммологический институт Америки ввёл особую классификацию для цветных камней: цвет, тон, насыщенность. Розовые бриллианты Аргайла сразу встали особняком. И всё благодаря уникальным процессам их формирования. По крайней мере, так считают геологи.

Главный лот 2020 года — Argyle Eternity весом 2,24 карата, самый крупный из фантазийных ярко-розовых бриллиантов круглой огранки за всю историю тендера

По их мнению, месторождение образовалось в более глубоких и горячих слоях земной коры, чем обычные алмазные трубки, формирующиеся в 160 км под землёй. Так что потребовалось больше времени и энергии, чтобы камни Аргайла поднялись из недр. А значит, и воздействие на них внешних сил было более интенсивным, и именно благодаря этому они, как утверждает Рейнер, получили розовый цвет. Жёлтый или голубой тон бриллиантов связан с наличием примесей, розовый — исключение, это результат изменений на атомном уровне. Но даже сегодня ни Рейнер, ни его коллеги не могут до конца объяснить процесс.

Но что бы ни происходило в глубинах Аргайла, результат оказался превосходным. В отличие от Южной Африки и других мест, где оттенки камней слегка размыты и тусклы, рудник даёт бриллианты яркого, как жвачка, розового цвета. Это своего рода геммологический отпечаток пальца, по которому камень легко узнать.

Но у геологических особенностей австралийского месторождения есть и другая сторона. Эти камни хрупки и тяжелы в обработке. Огранщики с горькой иронией отмечают, что белый алмаз режется как масло, а розовый — как сучковатое дерево. К тому же скрученная субатомная структура розового бриллианта не позволяет вырастить его аналог искусственным путём. (На случай, если способ будет найден, компания Rio Tinto снабжает каждый свой камень сертификатом происхождения и наносит на все бриллианты размером вплоть до 0,08 карата идентификационный номер, различимый только под микроскопом.) Красота и качество розовых камней помогли подняться в цене и бриллиантам других цветов. По данным Fancy Color Research Foundation, с 2007 по 2017 год средняя аукционная цена на цветные бриллианты выросла на 122%. Но розовые самоцветы из Аргайла прибавляют ещё 10−20% в сравнении с лучшими из камней, добытых в Сибири, Южной Африке, Танзании и т. д. Аналитики предсказывают резкий рост цен на бриллианты из Аргайла после закрытия рудника. Есть вероятность, что Rio Tinto продаст бренд Argyle. Но инсайдеры полагают, что горнодобывающий гигант пойдёт на сделку только с покупателем, который уже тесно связан с Аргайлом.

Бриллианты, среди прочих выставленные на тендер 2020 года:
Argyle Ethereal, 2,45 карата квадратной огранки
Бриллианты, среди прочих выставленные на тендер 2020 года:
Argyle Emrys, 0,43 карата огранки «принцесса»
Бриллианты, среди прочих выставленные на тендер 2020 года:
Argyle Sakura, 1,84 карата грушевидной огранки
Бриллианты, среди прочих выставленные на тендер 2020 года:
Argyle Skylar, 0,33 карата огранки «сердце»
Бриллианты, среди прочих выставленные на тендер 2020 года:
Argyle Infinit, 0,70 карата овальной огранки

Например, с многолетним дилером, имеющим в запасе определённое количество камней и заинтересованным в сохранении их престижа. И цены. Однако Rio Tinto неожиданно прекратила все разговоры о продаже бренда и, похоже, пересматривает свою стратегию. Есть предположение, что это может быть связано с тем, что претендент потребовал предоставить ему информацию по продажам камней, включая конфиденциальные списки клиентов, или же компания просто решила отложить переговоры до проведения последнего тендера, обещающего превратиться в настоящий блокбастер.

На прошлогодних торгах, когда перспектива закрытия рудника вырисовывалась уже вполне определённо, цены за карат ярко-розовых бриллиантов взлетели на 40%. И хотя компания Rio Tinto не обнародует цифры продаж, она всё же сообщила, что было установлено несколько рекордов. В этом году будут представлены 62 бриллианта весом 57,23 карата плюс коллекция мелких камней под названием The Petite Suites.

«В мире драгоценных камней просто нет ничего, что могло бы с ними сравниться, — говорит нью-йоркский дилер Джош Вейнман. — Это конец эпохи, нечто схожее с кончиной великого художника, когда ты понимаешь, что из-под его кисти больше не выйдет ни одного полотна». Дилер Скотт Уэст тоже использует аналогию из сферы искусства: «Открытие Аргайла — всё равно что открытие Моне новой живописной манеры, которую стали копировать другие художники». Но и мастерская однажды распродаёт все свои работы. «Нужно уметь ценить красоту и всегда помнить, что она с нами не навсегда».

Статья «Бриллианты не навсегда» опубликована в журнале «Robb Report» (№8, Ноябрь 2020).