Новое конкурное седло Hermès Vivace. Цена $7700

Немногие люксовые бренды кожаных аксессуаров могут похвастаться историей, восходящей к временам конного транспорта, из них только Hermès до сих пор продолжает делать амуницию и экипировку для верховой езды. И хотя сейчас компания прежде всего славится своими знаковыми сумками, аристократы выбирают сёдла марки с момента её создания в 1837 году. Забавно, что и первые сумки, появившиеся в ассортименте бренда в конце XIX века, изначально предназначались для переноски сёдел.

Сегодня все сёдла, как и раньше, делаются вручную в шорной мастерской Hermès в Париже, и на каждое уходит от 25 до 35 часов работы. Новинку — конкурное седло Vivace — придумал и разработал Лоран Гобле, мастер-седельщик и ветеран ателье с 42-летним стажем. Оно подойдёт для предпочитающих американский стиль наездников, которые привыкли привставать в седле. Благодаря подгонке как под всадника, так и под лошадь, обеспечивается идеальный контакт. «Седло такое удобное, — уверяет Гобле, — что вообще забываешь о его существовании. Комфортно и человеку, и лошади». Заглянув в мастерскую, мы убедились, что все мастера работают по высшему стандарту, заданному и Лораном Гобле, и маркой Hermès.

Мастер-седельщик Лоран Гобле более сорока лет проработал в парижской студии по адресу Буасси д’Англа, 23. Он разрабатывает прототипы сёдел Hermès, предназначенных для самых разных нужд — от конкура до верховой езды по пересечённой местности. Будучи наездником, Гобле по собственному опыту знает, каким должно быть удобное седло
После того как заказчик выбрал вид седла, сотрудник выезжает в конюшню клиента, чтобы обмерить лошадь с помощью разработанного в ателье инструмента EQUIscan — будто собранного из кусочков лего приспособления, которое фиксируется на спине животного и измеряет её изгиб и ширину по 90 точкам
Следующий этап — формирование изгиба: у выездкового седла посадка глубже, чем у того же конкурного Vivace. Кожу прибивают к форме гвоздиками для идеального натяжения. Чтобы не осталось ни единой складки, приходится приложить максимум усилий
Небольшие крылья пристрачиваются: сначала в 3 мм от края седла наносится линия, а затем каждый мастер собственными пальцами вымеряет нужное расстояние между стежками седельного шва. Размер крыльев, защищающих ноги наездника от натирания стремянными ремнями, варьируется в зависимости от стиля езды и габаритов всадника
Сначала слои каркаса собираются на толстую нить изогнутой иглой, а затем закрепляются стежок за стежком. Для подушек используют специальный вспененный материал. Он долго остаётся мягким (раньше подушки набивали конским волосом или шерстью, которые слёживались и твердели, так что со временем приходилось вскрывать седло и заново тщательно взбивать наполнитель)
Многие инструменты, необходимые для придания формы коже, изготавливаются вручную, некоторые из них применяются только в седельном производстве
Когда каркас готов и идеально ровно держится на макете лошадиной спины, приступают к его обивке. Кожа вымачивается в воде для большей податливости и натягивается на каркас с помощью изогнутого стального инструмента, помогающего избежать заломов
Каждому седлу, как и в часовом деле, присваивается индивидуальный номер, который вручную заносится в книгу учёта — так повелось с 1909 года. Те, кто получили его в наследство или купили с рук, могут позвонить в ателье и проследить уникальную историю создания своего экземпляра

Статья «Во весь опор» опубликована в журнале «Robb Report» (№7, Октябрь 2020).