Инвестиции в Luxury-бренды

Известный каламбур Станислава Ежи Леца «Ex Oriente lux, ex Occidente luxus» довольно точно описывает нынешнюю ситуацию на рынке. Средний класс по всему миру понемногу сокращает потребление, бедные становятся ещё беднее, и только самая богатая прослойка, в основном из развивающихся стран, обеспечивает рост продаж люксовым брендам. Покупать автомобиль Bentley или сумочку Louis Vuitton в надежде, что они вырастут в цене, было бы очень глупо. Зато имеет смысл присмотреться к самим компаниям, чьи бренды заставляют потребителей забывать о деньгах.

ИСТИНА В ВИНЕ

Эмигрировав в Лондон и избавившись от «Евросети», Евгений Чичваркин долго думал, за что ему взяться, и в итоге остановил свой выбор на винном бутике. В Hedonism Wines лучший ассортимент во всей Англии, при этом все вина есть в наличии и не нужно несколько недель ждать доставки, как у конкурентов. Самое дешёвое стоит £13, самое дорогое — Château d’Yquem 1811 года — больше £100 тыс. Байером у Чичваркина работает Алистер Вайнер, которого ему удалось переманить из Harrods. Почему человек, основавший демократичную сеть по продаже сотовых телефонов, сделал следующую ставку на элитные вина? «Центробанки по всему миру печатают деньги и поднимают денежную волну. Пена оседает в карманах предприимчивых людей и они формируют спрос на luxury», — лирично замечает Чичваркин. Миллионеры на Западе исповедуют культ экономии, ездят на старых Volvo, а после смерти завещают состояния благотворительным фондам. Но экономика развитых стран стагнирует. Новые большие состояния создаются в Китае, России, Саудовской Аравии, Юго-Восточной Азии. Выходцы из этих стран, миллионеры в первом поколении, хотят получить всё и сразу. Они выбирают демонстративное потребление и покупают самые дорогие товары, которые может предложить индустрия роскоши. «Помимо китайцев, к которым за последние годы все привыкли, в Лондоне теперь можно встретить вьетнамскую семью, покупающую Rolls-Royce Phantom. Причём на главе семейства будет засаленный хошиминовский френч», — говорит Чичваркин.

ВЕЛИКАЯ КИТАЙСКАЯ СТЕНА

Аналитики швейцарского банка Lombard Odier подсчитали, что доходность в cфере производства предметов роскоши за последние 15 лет составила 533%. Для сравнения, индекс MSCI World за тот же период показал доходность 38%. Говорить, что мировой финансовый кризис обошёл производителей роскоши стороной, было бы некорректно. По данным консалтинговой фирмы Bain & Company, проводящей мониторинг с 1995 года, рынок люксовых товаров за весь этот период демонстрировал отрицательную динамику в течение двух лет: по итогам 2008-го и 2009 годов он сократился на 1,76% и 8,4% соответственно. Зато уже в 2010 году рынок вырос на 13%, отыграв докризисные позиции. В среднем за последние 10 лет рост составлял 7% ежегодно. «В целом рынок luxury в широком смысле продемонстрировал относительную устойчивость к воздействию неблагоприятной конъюнктуры», — считает вице-президент «Альфа-Банка» и руководитель MFO «Альфа-Капитал» Яков Гальперин. По его словам, рынок товаров класса люкс является идеальным индикатором, который сигнализирует о грядущих кризисах: «Предвестником экономического катаклизма является падение продаж товаров и услуг люксового сегмента. Когда люди начинают экономить на себе и своих привычках, это значит, что они латают дыры в бизнесе».

Сегодня основной двигатель роста — китайские потребители. На них уже приходится от 20 до 45% продаж предметов роскоши, выпускаемых фирмами, зарегистрированными на фондовых биржах. И эта доля только растёт. Более того, 55% таких покупок они совершают за пределами своей страны; на китайских туристов приходится почти треть европейских продаж в данном секторе. Обратная сторона медали — полная зависимость luxury-бизнеса от китайского рынка. Стоило местной экономике замедлить свой рост в 2012 году, а новому правительству КНР ввести антикоррупционные меры, которые резко ограничили практику дорогих подношений партнёрам по бизнесу, как это сразу почувствовали на Западе. Экспорт швейцарских часов в сентябре 2012 года упал на 28%, Burberry Group и Mulberry Group предупредили акционеров о снижении прибыли. Впрочем, аналитик сектора потребительских товаров Lombard Odier Натали Лонге считает проблемы временными: «Судя по всему, последний квартал 2012 года станет низшей точкой спада для всего сектора». В 2013 году она прогнозирует продолжение роста в этом сегменте.

ДОХОДЫ НА РОСКОШЬ

Как заработать на инвестициях в luxury? Ведущие российские компании Mercury, Bosco di Ciliegi, Crocus, «ДжамильКо» не публичны, так что выбирать придётся среди акций иностранных эмитентов. Крупнейшие из них — Louis Vuitton, BMW, Compagnie Financière Richemont, Christian Dior, Hermès, Porsche, Este`e Lauder, Starwood Hotels & Resorts, Hyatt Hotels, Tiffany & Co., Burberry, Remy Cointreau, Bulgari, Sotheby’s и др.

Покупать акции люксовых компаний на западных биржах можно напрямую, либо при участии российских посредников. Большинство российских инвестбанков не имеет финансовых продуктов для инвестиций в роскошь, но есть исключения. Интересное решение, например, предлагает MFO (мультисемейный офис) «Альфа-Капитал». С января 2011 года инвесткомпанией ведётся расчёт Luxury Index, куда входят все основные эмитенты мирового рынка роскоши. Инвестировать можно как в сам индекс, выкупая акции сразу всех основных игроков на рынке, так и в отдельных эмитентов. Сейчас, например, «Альфа-Капитал» рекомендует присмотреться к Richemont Group (в чей портфель, среди прочего, входят Cartier, Vacheron Constantin и Montblanc) и LVMH (которому, помимо титульных Louis Vuitton, Moët & Chandon и Hennessy, принадлежит Дом Dior). «Основными бенефициарами происходящих процессов (смещения спроса в развивающиеся страны. — RR) являются компании, имеющие утверждённую стратегию увеличения присутствия на новых рынках и широкую обновляемую линейку первоклассных продуктов», — говорит Яков Гальперин. Натали Лонге рекомендует отдавать предпочтение компаниям, которые находятся в сегментах с более высокими входными барьерами — например, производителям ювелирных украшений и часов, поскольку наличие таких барьеров обеспечивает высокие показатели рентабельности и устойчивую доходность. Есть в отрасли и специфические риски. Покупатель люксовых товаров крайне требователен к качеству продукта и клиентского сервиса. Так, например, их падение, усугубленное внутренними конфликтами, привело к финансовым убыткам и банкротству известного Дома мод Escada.

ИЗ ЛЮБВИ К ИСКУССТВУ

Как инвестиционное направление арт-банкинг сложился не в финансовом секторе, а в среде богатых коллекционеров. Со временем рост рынка предметов искусства привлёк внимание профессиональных финансистов. В число услуг арт-банкинга входит сопровождение любых операций, связанных с искусством, начиная от поиска произведений и проведения необходимых экспертиз до оформления сделки, их доставки и установки в доме клиента. Впрочем, на этом обслуживание купленного шедевра не заканчивается. По словам cтаршего вице-президента Номос-банка Алины Бисембаевой, возглавляющей направление private banking, текущая работа с произведением искусства связана, прежде всего, с обеспечением сохранности ценного приобретения. Например, подбор надёжного хранилища на время отсутствия владельца или поиск реставраторов.

Вторая цель арт-банкинга — формирование инвестиционного портфеля, включающего в себя произведения искусства. По мнению г-жи Бисембаевой, в XXI веке инвестиции в живопись являются одним из самых привлекательных финансовых инструментов благодаря их высокой доходности. Интерес к искусству с годами растёт. Арт-банкинг предполагает качественную экспертизу не только с точки зрения подлинности объекта, но и его инвестиционной привлекательности. «Эффективность вложения средств в предметы искусства зависит от многих факторов — затрат на покупку произведения, художественного направления, к которому принадлежит автор, срока инвестирования средств, состояния рынка и других. Задача специалистов арт-банкинга правильно подобрать художников и их работы в зависимости от сроков и задач клиента», — объясняет Алина Бисембаева.

ЗОЛОТОЙ СТАНДАРТ

Если нет желания разбираться в отчётности и рисках публичных компаний и нести дополнительные расходы по обслуживанию инвестиций в искусство, то всегда можно купить старое доброе золото. Продают его практически все крупнейшие банки и инвесткомпании — Сбербанк РФ, ВТБ-24 и многие другие. Если металл покупается в слитках, придётся уплатить НДС в размере 18% и оплачивать его последующее хранение в банковских ячейках, поэтому при покупке золота имеет смысл воспользоваться обезличенным металлическим счётом. Владелец счёта никогда не увидит своего золота и не сможет его потрогать, но при покупке в инвестиционных целях это не имеет значения. Аналитик УК «Ингосстрах-Инвестиции» Вадим Настоящин подсчитал, что за последние 10 лет цена золота выросла в семь раз. «Вложения в этот металл избавляют инвесторов от страха перед стремительным обесцениванием их активов в результате дефолта эмитентов. Золото, в отличие от любых эмитентов, будь то частное лицо, компания или правительство, никогда не объявит дефолт», — объясняет Настоящин. За последние три года ценный металл успел подорожать на 54%, но ещё не факт, что пик пройден. «Сейчас уникальное время: платина стоит дешевле золота. Такого не было никогда», — говорит Яков Гальперин из MFO «Альфа-Капитал». Золото во время неурядиц на фондовых биржах, как правило, дорожает. Ожидается, что в целях диверсификации золотовалютных резервов центральные банки стран-экспортёров нефти и Китая будут увеличивать физические запасы золота, а мировое производство в течение последних трёх лет выросло лишь на 8%. Похоже, в плане надёжности золото останется лучшей «люксовой» инвестицией на годы вперёд.