Гонконгский ювелир Уоллес Чан

За пределами, за гранью, вне или по другую сторону ювелирного искусства — любой перевод названия бренда Wallace Chan Beyond Jewelry оказывается верным. Творчество Уоллеса Чана действительно за гранью: и понимания того, как сделаны его украшения, и того, как их следует носить. Да и украшения ли это в принципе, или скорее драгоценные арт-объекты?

Подобными вопросами невольно задаётся каждый, кому доводилось видеть произведения Чана. На XXVI Биеннале антикваров он впервые стал приглашённым участником этого смотра главных мировых ювелирных брендов. Название экспозиции из 50 предметов общей стоимостью около ?230 млн «Путь к просветлению — искусство и дзен» может служить девизом всей 30-летней карьеры мастера. Единственный ювелир из Азии, достигший высочайшего уровня новаторства (его часто сравнивают с Жоэлем Артуром Розенталем), продолжает тысячелетние традиции китайской культуры. Философский смысл каждого украшения разъясняется в подробном сопроводительном тексте.

Свой путь в искусстве Чан начинал как скульптор. За долгие годы, работая не только с камнем, но и с хрусталём и слоновой костью, он в совершенстве овладел европейской ювелирной техникой и всеми тайнами глиптики. В 1987 году он изобрёл «огранку Уоллеса» с углублённым рисунком. Сегодня он выполняет её в любом материале — и в поделочных, и в драгоценных камнях. К концу 90-х годов Чан был хорошо известен в Азии, в первую очередь среди ценителей буддийского искусства, занимаясь в основном религиозной скульптурой. Грань двух тысячелетий стала переломным моментом в творчестве художника. Ушёл из жизни его учитель, и если европейцы в поисках ответа на вечные вопросы бытия едут в Азию и живут там в буддийских монастырях, то Чан с той же целью отправился путешествовать по западным странам. Какими бы ни были его духовные искания, он не упускал ни одной возможности, чтобы познакомиться поближе с традициями и техникой работы с драгоценными камнями на Западе, и вернулся на родину с твёрдым намерением сосредоточиться на ювелирном искусстве и раскрыть в нём новые грани. «Я осознал, что нет пределов размерам украшения, но «большое» не всегда означает «лучшее», и потому долг художника-ювелира — найти духовное значение изделия и показать его глубину» — так Уоллес Чан определяет своё творческое кредо.

Несколько лет практикуясь инкогнито и работая для разных ювелирных марок (говорят, он сотрудничал с самим Розенталем, одним из лучших ювелиров в мире и самым закрытым для публики), он, наконец, выступил под собственным именем. Cегодня Wallace Chan Beyond Jewelry прочно ассоциируется с именами крупнейших коллекционеров драгоценностей, рекордами на ювелирных торгах Sotheby’s и Christie’s, восьмизначными ценами (к примеру, колье «Великая Китайская стена» с редчайшим «императорским» жадеитом предлагалось на Биеннале антикваров за ?56 млн), ажиотажем вокруг редких выставок и по-прежнему загадочной личностью самого дизайнера. Необычная слава и баснословная стоимость работ Чана объясняется их уникальностью. Им действительно нет равных в мире. Они выглядят не как творения рук человеческих, а как игра природы, едва ли не превосходя её саму в натуральности форм и яркости красок. Новаторская ювелирная техника позволяет передавать движение, текучесть, сложные фактуры, многослойность, мельчайшие детали природных объектов и при этом сделать предмет максимально эргономичным.

В 2002 году Чан разработал особую технологию вытачивания тонких, светящихся изделий из жадеита, а в 2007-м, после многолетних исследований химических реакций разных металлов, смог запатентовать оригинальную технику Titanium Jewelry, с помощью которой окрашивает титан в различные оттенки. Он изготавливает из этого легчайшего материала броши размером с мужскую ладонь, а то и больше. Закрепки камней в украшениях практически не видно. Чан инкрустирует один камень другим, вытачивая в них отверстия и шипы. Он также применяет способ, известный ещё ювелирам времён династии Мин, когда идеальная подгонка деталей почти не требует дополнительных фиксирующих средств.

Всё вместе производит такое впечатление, как будто драгоценные и поделочные камни, покрытые тончайшим резным хрусталем, создающим эффект бархатистой поверхности, вырастают один из другого, плавятся, перетекают из оттенка в оттенок и медленно истаивают на металле. Каждое из своих причудливых созданий — драконов, лебедей, мух, стрекоз, скорпионов, змей и горячо любимых им бабочек (он постоянно пополняет коллекцию Fluttery Series), а также абстрактные формы украшений с узнаваемыми азиатскими мотивами Чан обогащает философским содержанием и скрытым символизмом. Самые массивные, объёмные и сложные колье с фигуративным сюжетом часто оказываются трансформерами, которые можно разделить на пару брошей с кольцом и более скромное колье. Для подобных изделий кудесник Чан предусмотрел особые подставки, чтобы клиент мог любоваться ими, как произведениями искусства. Увидевшие их впервые часто замирают в восхищении, пытаясь понять, что это: украшение или скульптура? Специалисты уже решили этот вопрос, предлагая называть творения Чана «художественной скульптурой, предназначенной для ношения». «Я никогда не стремился создавать привлекательные украшения, усыпанные драгоценными камнями, — говорит мастер. — Я хочу создавать драматические объекты, которые никогда не перестанут удивлять своего обладателя новыми эффектами и неожиданными подробностями».

Фото WALLACE CHAN BEYOND JEWELRY