Хорст П. Хорст сфотографировал молодую Барбару Хаттон в Нью-Йорке в 1939 году. На ней жемчужное ожерелье Марии-Антуанетты

В середине прошлого века у французского ювелирного дома Cartier, уже тогда одного из самых респектабельных и известных в мире, было две любимые клиентки. Одна из них — Уоллис Симпсон, жена отрёкшегося от престола британского короля Эдуарда VIII, — «брала» своей всемирной околополитической известностью. Как-никак, король отрёкся ради брака с нею.

Барбара Вулворт Хаттон же просто была сказочно богата. Да-да, Вулворт — это тот самый Woolworth’s. Дед Барбары по матери, Фрэнк Уинфилд Вулворт, основал сеть дешёвых магазинов и сказочно разбогател. Его дочь Эдна вышла замуж за весьма перспективного жениха — Франклина Льюиса Хаттона. У них, пополам с братом Эдвардом Фрэнсисом Хаттоном, была своя крупная финансовая компания.

Так что Барбара появилась на свет не с серебряной, а с золотой ложкой во рту. Но с общечеловеческой точки зрения её жизнь нельзя назвать счастливой. Мать девочки умерла (есть версия, что покончила с собой из-за измен мужа), когда дочери не исполнилось ещё и пяти лет. Тело покойной обнаружила маленькая Барбара, что, конечно, стало для неё шоком.

Наследницу «розничной империи» воспитывали родственники, а затем — педагоги и классные дамы частных школ. Именно этот факт, а также её бурная и довольно скандальная личная жизнь, дали основание светским хроникёрам дать Барбаре прозвище Poor Little Rich Girl («Бедная маленькая богатая девочка»).

«Бедная» в данном случае означало, разумеется, «несчастная» и употреблялось в ироническом смысле. Бытование прозвища началось с потрясшего публику роскошью бала дебютанток, который 18-летней Барбаре устроили в 1930 году — в разгар Великой депрессии. К этому моменту юная Хаттон уже была миллионершей: умершая в 1924 году бабка Вулворт оставила ей больше 26 миллионов долларов (а в те времена это был совсем другой доллар). Когда девушке исполнился 21 год и она стала полностью совершеннолетней, Франклин Льюис Хаттон прибавил к этому ещё 50 миллионов: 42 (более миллиарда долларов в ценах 2020 года) от себя и 8 — наследство умершей жены. Понятно, что с такими деньгами можно было позволить себе всё, что угодно: хотя бы скупать изделия Cartier оптом.

Ожерелье из жадеитовых бусин с застёжкой из платины с бриллиантами и рубинами из коллекции Барбары Хаттон было продано на аукционе Sotheby’s в Гонконге в 2014 году за $27,6 млн

Личная жизнь миссис Хаттон (она сохранила девичью фамилию) сложилась причудливо и несчастливо: о ней писали едкие эпиграммы. Едва отметив 21-летие и получив отцовские миллионы, она вышла замуж в первый раз. Её избранником стал самозваный «грузинский князь» Алексей Мдивани. На свадьбе на пальце невесты красовалась чёрная жемчужина в 105 гран, в причёске — экзотическая черепаховая диадема в балийском стиле с бриллиантами, на шее — ожерелье из 53 жемчужин, принадлежавших Марии-Антуанетте. Всё — от Cartier.Роскошная свадьба не гарантирует крепкого брака. Развод последовал через два года, после чего Хаттон ещё шесть раз ходила под венец. Среди её мужей числятся и вполне достоверные аристократы: русский князь и автогонщик, принесший первую победу Ferrari в её истории, Игорь Трубецкой, немецкий граф фон Хаугвиц-Харденберг-Ревентлоу (отец Ланса — единственного сына Барбары, погибшего в авиакатастрофе в 1972 году) и его соотечественник барон Готтфрид фон Крам (к слову, теннисист-чемпион). В годы Второй мировой Барбара три года была женой голливудской звезды Кэри Гранта. Самым коротким, около года с учётом бракоразводного процесса, был брак с дипломатом, гонщиком и игроком в поло Порфирио Руберозой. В последний раз Барбара развелась в 1966-м. Оставшиеся годы (она умерла в 1979-м, не дожив до 67-летия) миллионерша посвятила светской жизни и коллекционированию антиквариата: у неё были китайский фарфор и редкий резной нефрит, а также ширмы, прежде украшавшие залы Версаля, на реставрацию которого она пожертвовала немалые суммы. И, разумеется, «романам с камнями».

Барбара Хаттон в своём дворце в Танжере в 1961 году. Фотограф Сесил Битон запечатлел её в выдающихся драгоценностях из её коллекции

А их у неё было предостаточно. Так, именно Хаттон достались невероятные изумруды жены великого князя Владимира Александровича: шесть крупных камней и один гигантский, огранённый шестиугольником. В 1947 году этот набор по заказу миллионерши оправили в платиновую диадему, которую можно носить и как колье. На одной из самых знаменитых своих фотографий уже весьма зрелая Барбара позирует Сесилу Битону в этой диадеме, крупных серьгах с подвесками, браслете из крупных бриллиантов грушевидной огранки и с прямо-таки раблезианским 38-каратным круглым бриллиантом Pasha of Egypt на пальце.

Этот уникальный камень по заказу Хаттон переогранили и оправили в Cartier в 1933 году. Годом позже она заказала весьма интересное ардекольное кольцо со своим собственным жадеитовым кабошоном. Его оправили в жёлтое золото, каст выложен рубинами огранки suiffé, на соединении каста и шинки — два багетных бриллианта. Но что там кольца! Одна из богатейших женщин мира заказывала у знаменитых ювелиров даже расчёски. Так, в 1937 году она приобрела черепаховую расчёску с отделкой из платины и крупных бриллиантов.

По заказу Хаттон легендарная глава ювелирного направления Cartier Жанна Туссен и её преемники разрабатывали новые, необычные украшения. Например, в 1957 году коллекцию миллионерши пополнили объёмная брошь и серьги в виде фигурок тигров из жёлтого золота с бриллиантовыми и ониксовыми полосками и изумрудными глазами.

Эта брошь Cartier из золота, жёлтых и белых бриллиантов и оникса была продана на аукционе Sotheby’s в Гонконге в 2014 году за более чем $450 тысяч. Она повторяет дизайн броши, созданной в своё время для Барбары Хаттон

Об особых отношениях Хаттон с Cartier пишет в своей книге Cartier: The Untold Story представительница младшего поколения этой легендарной семьи Франческа Картье-Брикелл. Так, она рассказывает, как однажды Андре Дене, главный продавец ювелирного дома в 1950-е годы, стал виновником временного охлаждения Барбары к его фирме. Миллионерша зашла купить рождественские подарки, но продавец был вынужден прервать встречу с ней из-за визита Уоллис Симпсон, с которой Дене заранее договорился. Хаттон хлопнула дверью и пошла за подарками в Van Cleef & Arpels.

Дене долго заглаживал невольную вину, в частности навещая старую няню Хаттон Тики во время отсутствия самой Барбары. В итоге миллионерша простила продавца и весь дом Cartier. Андре получил от неё в подарок жемчужное ожерелье, которое, по его словам, превосходило все жемчуга Уоллис Симпсон. Какой бы эксцентричной ни была Барбара Хаттон, её нельзя было упрекнуть в жадности или неспособности к широким жестам.