Свадебные платья

Большую часть истории человечества свадебное платье скучно фиксировало статус. Однако с тех пор как романтизм открыл брак по любви (этому великому изобретению меньше двух веков), наряд невесты работает на создание её личной сказки. До конца 40-х годов прошлого века сказка сочинялась в духе последних тенденций моды. Со времени свадьбы королевы Виктории они непременно воплощались в белом цвете, но других ограничений не было: современному глазу невесты 20-х годов, лишённые по вкусам того времени и намёка на талию, представляются кружевными привидениями.

Романтика и полёт в царство мечты приобрели новый размах с конца 40-х, когда мода для невест оторвалась от текущих тенденций. На целых полвека она перенеслась в марципаново-кремовую версию позднего викторианства, чему немало способствовал new look. Свадебный рынок до сих пор находится под таким сильным впечатлением от «новой романтики» принцессы Дианы, что большинство мам и немалое число консультантов свадебных салонов просто отказываются понимать невесту, если та не желает взбить юбку и подобрать туфли и прочее в одном стиле. Так работает лидер консервативной индустрии — Vera Wang. В свадебной индустрии есть свои странные и непредсказуемые тренды, и до недавнего времени актуальная мода на них почти не влияла. Но если мечта становится предсказуемой, какая же это мечта?

Всё изменилось с наступлением кризиса 2008 года. Он освежил «перегретый» мир моды во всех его эшелонах. Свадебные платья были изгнаны из своего викторианского рая. С 2009 года, когда Net-a-Porter.Com открыли свадебный раздел, начался настоящий бум дизайнерских линий. Будь то крем или сухой бисквит, стиль этих платьев неизменно близок сезонным коллекциям соответствующей марки. Создавать наряды специально для сайта стали Roland Mouret, Nina Ricci, Valentino, а Oscar de la Renta даже выкупили обратно права на свадебную линию, которая производилась по лицензии. Яркие примеры — Sophia Kokosalaki, Matthew Williamson, Lanvin и Alice Temperley. На ум невольно приходят 60-е годы, когда дизайнеры вкладывали в наряды избранных невест не меньше фантазии, чем в лучшие вещи для подиума: двубортная брючная двойка Бьянки Джаггер, лаконичное прочтение исторической темы Баленсиагой для наряда королевы Паолы или платье для второго брака Жаклин Кеннеди, давшее старт большой карьере Валентино. Теперь такое дизайнерские изыски доступны в онлайне и стоят умеренных денег: большинство предложений находится в диапазоне ?1000−2000, лишь изредка достигая ?5000−6000.

Вершиной этой тенденции стала работа Марии Луизы Пумайю. Когда универмаг Printemps предложил ей место главного консультанта по моде для одного из своих проектов — свадебного бутика, — она заказывает полюбившиеся ей подиумные модели, но просит исполнить их в белом цвете. Там можно обнаружить такие неожиданные имена как The Row или Courrèges. И вот сенсационный итог этого ускорения: наиболее желанные свадебные платья сейчас мало отличаются от фантазийных вечерних моделей сезона. Это слияние с повседневностью стало проявлением практичного характера современной моды, которая отнюдь не стремится к постройке индивидуальных декораций для сказок братьев Гримм и уж тем более не изъясняется пышным кондитерским языком. Лучшей иллюстрацией подобного подхода стало появление на парижской Неделе haute couture кроссовок в сочетании с вечерними платьями сразу у двух домов, Dior и Chanel. Конечно, непростых, из кожи питона, с ручной вышивкой и прочим, но факт налицо: слишком возвышенные мифологии уже не актуальны. Все наиболее заметные приёмы высокой моды — короткая длина пышных платьев, неожиданное использование брюк, жакеты с платьями, отделка перьями и бабочки повсюду — сейчас можно обнаружить и на подиумах Недель свадебной моды от Нью-Йорка до Барселоны.

Наряды невест теперь шьют в одном темпе с остальной индустрией. Появились цвета сезона. Сейчас это приглушённые оттенки розового. А самой обсуждаемой новинкой стал свадебный наряд J Crew. За $750 они предлагают комбинезон из белых кружев. Вы не наденете его второй раз (если вообще наденете), но и не почувствуете себя персонажем костюмированной исторической драмы. Мечта избавилась от кремовых розочек и от этого чувствует себя свободной как никогда.