Аукцион Christie’s — The Collection of Elizabeth Taylor: The Legendary Jewels, 2011 год

13 декабря 2011 года на аукционе Christie’s, который за свою долгую историю видел много редких драгоценностей и знал невероятные продажи, был особенный день: с торгов уходили украшения Элизабет Тейлор, красивейшей женщины своего поколения, мечты миллионов мужчин — и обладательницы трёх «Оскаров». Аукционисты волновались не зря: в итоге за коллекцию выручили почти 116 млн долларов, что побило все рекорды подобных торгов и ещё месяцы спустя было предметом горячих обсуждений в прессе и соцсетях.

Рекордная сумма объяснялась и провенансом украшений, и тем, что владелица выбирала их не только любовно, но и профессионально: этому научил её отец, Фрэнсис Ленн Тейлор. В молодости он руководил галереей своего дяди-миллионера Говарда Янга, а потом стал успешным арт-дилером с тонким художественным вкусом. Дочь такого отца не могла не сделаться искушенной коллекционеркой. «Обожаю носить драгоценности, но не потому, что они — мои. Невозможно обладать сиянием, им можно только любоваться», — как-то сказала актриса журналистам, но тем не менее до самой смерти не желала расставаться со своими сокровищами. Колье, браслеты, кольца, броши и даже тиара ушли с молотка только после того, как их обладательница умерла в марте того же 2011 года.

Впрочем, на склоне лет Тейлор сменила романтические увлечения на увлечение благотворительностью: несколько украшений она всё же продала, а выручку отдала в собственный фонд борьбы со СПИДом. На благое дело ушёл, среди прочего, роскошный изумруд Bvlgari в платиновой оправе, обрамлённый бриллиантами грушевидной огранки. Актриса передала его новым владельцам записку: «Носите его с любовью».

Элизабет Тейлор с певцом Эдди Фишером (слева) и своим третьим мужем, продюсером Майком Тоддом на церемонии вручения премии Golden Globe в 1958 году. В марте того года Тодд погибнет в авиакатастрофе, а год спустя Тейлор выйдет замуж за Фишера

Именно так — с любовью — Лиз носила все свои драгоценности, многие из которых были подарками её семи мужей. Так, третий по счёту супруг, продюсер Майк Тодд, подарил звезде рубиновый браслет и серьги Cartier, а также старинную тиару, достойную особы королевской крови. Драгоценность, датированную 1880-ми, он раздобыл у антикварных дилеров. Тодд — отец третьего ребёнка Лиз, дочери Элизабет Фрэнсис — погиб в авиакатастрофе через год после свадьбы с актрисой; он был единственным, с кем она не развелась, а овдовела. В 2011-м тиару продали за 4,226 млн долларов при верхней границе эстимейта всего в 80 тысяч — невероятный разрыв!

В 1960 году Тейлор получила от четвёртого мужа, Эдди Фишера, брошь-букет Bvlgari Tremblant, шедевр ювелирной техники: изумрудные листочки и бриллиантовые лепестки, закреплённые на пружинках, дрожали как живые.

Тиара из платины, жёлтого золота и бриллиантов, подаренная Тейлор третьим мужем Майком Тоддом
Ещё один подарок Майка Тодда — браслет и серьги Cartier из платины, золота, бриллиантов и рубинов
Брошь Bvlgari из платины, бриллиантов и изумрудов — подарок Эдди Фишера

Самым щедрым оказался пятый муж, Ричард Бёртон, единственный супруг Тейлор, за которого она выходила дважды. Именно он преподнёс ей тот самый изумруд с грушевидными бриллиантами — к первой помолвке, ставшей результатом их бурного романа на съемках «Клеопатры». Фильм, в котором они играли царственную влюблённую пару, не принёс ожидаемых сборов, но привёл к одному из самых знаменитых браков ХХ века. Бёртон был женат, но его это не смущало: в конце концов, его избранница уже четырежды разводилась.

Чтобы не возбуждать лишних слухов, Элизабет и Ричард встречались если не тайно, то во всяком случае неявно. Многие их свидания начинались во флагманском бутике Bvlgari на виа Кондотти. Позже актёр не раз наведывался к римским ювелирам за подарками возлюбленной; он шутил, что «Bvlgari — единственное слово, которое Лиз может сказать по‑итальянски».

Так, ещё до свадьбы — её пара сыграла в 1964 году, когда Ричард, наконец, оформил развод, — Лиз получила от жениха изумрудную брошь Bvlgari в пандан к помолвочному кольцу. Перед церемонией бракосочетания брошь переделали в подвеску к платиновому колье с 16 изумрудами (колумбийскими и зимбабвийскими): колье с подвеской и кольцо актриса надела под венец. СМИ писали (и пишут до сих пор), что часть камней из колье когда-то принадлежала русским царицам. Документальных подтверждений этому нет, но легенда красивая.

Колье Bvlgari из платины, изумрудов и бриллиантов, подаренное Тейлор Ричардом Бёртоном
Брошь Bvlgari из платины и бриллиантов с крупным изумрудом, подаренную Бёртоном, можно было носить и как подвеску к изумрудному колье
Знаменитое бриллиантовое кольцо Тейлор, тоже подарок Ричарда Бёртона

Зато другое легендарное украшение Элизабет может похвастать достоверно подтверждённым провенансом. Однажды, желая порадовать жену в День святого Валентина, Бёртон купил ей знаменитую Перегрину — жемчужину, принадлежавшую королеве Марии Кровавой и запечатлённую на её парадных портретах. 37 тысяч долларов, которые актёр выложил за историческую драгоценность, в 2011 году превратились в без малого 12 млн. Конечно, кроме собственно жемчужины, продавалось и заказанное Тейлор к ней рубиновое колье — но главное в лоте всё же Перегрина.

В 1972 году, когда семейное счастье пары уже клонилось к закату, Бёртон попытался освежить чувства жены с помощью потрясающего бирманского сапфира. Кабошон-65-каратник возвышается в центре платинового восьмиугольника на массивной цепи. И подвеска, и цепь выложены бриллиантами и сапфирами багетной огранки. Вещь, роскошная до вульгарности; многие знаменитые женщины постеснялись бы её носить — но только не Тейлор.

Ожерелье Cartier из жемчуга, бриллиантов и рубинов с жемчужиной Перегриной, подаренной Ричардом Бёртоном
Сотуар Bvlgari из платины, бриллиантов и сапфиров — подарок Ричарда Бёртона

Ещё одна легенда о ней и её украшениях только подтверждает её свободомыслие. Якобы Лиз встретилась на светском рауте с сестрой британской королевы Елизаветы II, принцессой Маргарет. «В жизни не видела ничего более вульгарного», — сказала принцесса, указывая на кольцо кинозвезды, знаменитый «бриллиант Элизабет Тейлор» весом более 33 карат (тоже подарок Бёртона). «Примерите?» — поинтересовалась дерзкая актриса, и Маргарет не смогла отказать себе в удовольствии покрутить драгоценность на пальце. «Не так уж вульгарно при ближайшем рассмотрении, не так ли?» — пустила Лиз парфянскую стрелу, и принцесса ничего не смогла возразить.

В 2011-м кольцо ушло с торгов за невероятные 8,818 млн долларов — при верхней границе эстимейта 3,5 млн. Даже если Тейлор и была вульгарна — это практически бесценная вульгарность.