Настольные часы

Некогда служившие элементом интерьера, настольные часы стали масштабной витриной достижений часовщиков. Увеличенные в сравнении с наручными размеры позволяют в подробностях разглядеть устройство механизмов и деталей отделки. И они того стоят. Например, редкий любитель пройдёт мимо огромного кольцевого баланса Atmos мануфактуры Jaeger-LeCoultre, да и сама мистическая природа этих часов, черпающих энергию из колебаний температуры воздуха, вряд ли оставит его равнодушным. Внушительный (53 мм в диаметре) механизм Parmigiani даёт возможность вблизи познакомиться с традиционными приёмами декорирования часовых калибров: украшенными эмалью мостами, жемчужным зернением, винтами жёлтого золота. Настольные серебряные Breguet (ref. 6190) и вовсе выглядят оммажем эпохе Абрахама-Луи Бреге, выполнившего в 1798 году свои первые дорожные часы для генерала Бонапарта. Как и среди наручных, среди настольных часов встречаются образцы чистого футуризма. Характерные для марки MB&F изобретательность и чистоту стиля демонстрируют Starfleet Machine и часы-робот Melchior, снабжённые интереснейшими механизмами мануфактуры L’Epée 1839. Они станут прекрасными подарками для ценителей высокой механики, а футуристический дизайн не позволит им остаться незамеченными.

  • Фото: Архивы пресс-служб