10 знаковых дизайнеров-ювелиров XX века

Ли Сигельсон знает про драгоценности все. Ювелир в третьем поколении, он посвятил много лет оценке, коллекционированию и продаже винтажных украшений выставочного уровня в своем офисе на Пятой авеню. Его дед Луис открыл семейное дело в 1920 году, и со временем фамильная коллекция разрослась до впечатляющего собрания, которое сегодня считается одним из наиболее заметных в международном сообществе ювелиров.

Многие экземпляры этой коллекции были проданы или выставлялись в лучших музеях, включая Национальный музей дизайна Купер-Хьюитт и Смитсоновский Институт. Специально для Robb Report Сигельсон создал краткий курс по истории ювелирного искусства от Колдера до Van Cleef; рассказал, какая брошь была любимой у Жанны Буавен и что общего у авиационного проектирования с работами Жана Депре. Запомните несколько фактов, чтобы блеснуть в разговоре на какой-нибудь светской вечеринке.

Сюзанн Бельперрон

Сюзанн Бельперрон можно назвать главным ювелиром всех времен и народов. Ее стиль легко считать. Собственно, она никогда и не подписывала свои работы, руководствуясь девизом: «Мой стиль — моя подпись». Бельперрон отличало использование необычных резных самоцветов (розового кварца, горного хрусталя и халцедона) в браслетах и кольцах. Она также старалась изобрести сложносочиненные закрепки для камней с разнообразными огранками. Каждая оправа подбиралась вручную, чтобы идеально вписать конкретный камень.

Это нагрудное колье в стиле модернизма, паве из овальных рубинов с бриллиантовыми вставками (ок. 1945 г.), — знаковое украшение Belperron. И хотя сперва может показаться, что рубины и бриллианты разбросаны здесь в случайном порядке, на самом деле дизайнер выбирала место для каждого камня с максимальной точностью. Так художник-импрессионист создает прекрасное целое из хаотичного набора мазков. В результате украшение передает ощущение переливающейся водной глади.

Бельперрон поклонялись и продолжают поклоняться многие дизайнеры, фэшн-редакторы и поклонники высокой моды. Дейзи Феллоуз, Эльза Скиапарелли, Диана Вриланд, Уоллис Симпсон и Карл Лагерфельд — вот лишь некоторые имена из списка коллекционеров ее работ.

Boivin/Буавен

Жанна Буавен, возглавив фирму после смерти мужа в 1917 году, стала настоящей герцогиней мира моды и ювелирного искусства. Женщина, стоявшая у руля известной ювелирной компании, была сестрой Поля Пуаре — кутюрье, изменившего моду благодаря своим новаторским моделям 1910−1920-х годов.

Жанна дала старт карьере Сюзанн Бельперрон, а также работала с Жюльетт Мутар. Трио этих женщин создало несколько важнейших ювелирных работ с узнаваемо плавными очертаниями, зачастую подсмотренными у природы.

Брошь в форме морской звезды с рубинами и аметистами (1937 г.) — лучший образец дизайна под маркой Boivin, и у самой Жанны это изделие было любимым. Его приобрела звезда Голливуда 30-х годов Клодетт Кольбер, прославившаяся оскароносной ролью в фильме «Это случилось однажды ночью». С этой брошью она снялась для журнала Photoplay в 1939 году.

Более поздняя версия морской звезды была у Миллисент Роджерс — светской львицы и наследницы нефтяной империи. С морской звездой она позировала для Vogue, и это была одна из четырех публикаций с 1937 по 1945 годы, в которых засветилось это украшение — неслыханная популярность для журнала, который всегда был в авангарде моды.

Cartier

Мало кто из ювелирных домов создал больше выдающихся произведений, чем Cartier. Зачастую их украшения отражают целую эпоху или стиль. Нет такого материала или камня, который бы не покорился мастерам марки. В столетней история династии Картье нашлось место и доступным столовым приборам из серебра, и шедеврам, сделанным на заказ для махараджей и королевских домов Европы. Дом нанимал лучших мастеров, давая им доступ к обширной библиотеке книг по искусству и персидской миниатюре для вдохновения.

Подобный браслет в стиле ар-деко с бриллиантами, жемчугом, изумрудами и ониксом (ок. 1925 г.) мог бы купить самый взыскательный клиент. И дизайн, и исполнение превосходны! Черный лак делает предмет современным, а узор с трилистником отсылает к экзотическому орнаментальному стилю. Зеленые изумруды выделяются на строгом черно-белом фоне, а переливающиеся жемчужины становятся их обрамлением. Такое украшение могли сделать только в Cartier, и когда держишь браслет в руке, понимаешь, что в нем нет ни единой лишней детали — все продумано идеально.

Van Cleef & Arpels

Дом Van Cleef & Arpels известен чрезвычайно элегантными творениями. Его мастера особенно преуспели в использовании необычной огранки и дизайнерских ноу-хау - таких как невидимая оправа, ювелирный минодьер и колье в виде застежки-молнии. Особенно красивы изделия с камнями фирменной огранки «маркиза» под названием navette.

Это колье из платины с бриллиантовой «бахромой» (1948 г.) демонстрирует мастерство, с которым дизайнеры VCA сочетают различные огранки, чтобы подчеркнуть геометрию камней. Это поразительное произведение — квинтэссенция роскоши, но при этом выглядит современным и носибельным.

Boucheron

С самого основания в 1858 году компания Boucheron неизменно привлекала внимание на международных выставках благодаря продуманному и смелому дизайну. На Всемирной выставке в Париже в 1925 году Дом показал целую композицию из украшений c подогнанными по размеру футлярами из розовой шагреневой кожи. Геометрические рисунки для них были созданы специально к выставке (в коллекции Siegelson есть браслет в единственном из известных сохранившихся футляров).

Этот браслет в стиле ар-деко с бриллиантами, эмалью и драгоценными камнями (создан к выставке 1925 г.) — один из важнейших образцов ювелирного дизайна. Стивен Харрисон, куратор департамента декоративного искусства в Художественном музее Кливленда, комментирует: «В Boucheron создали уникальный браслет, новаторски используя сочетание осмия с рубиновыми, сапфировыми и изумрудными кабошонами, образующими рисунок пузырьков на поверхности воды».

Революционный дизайн этой работы заключается в геометричном расположении камней, которые будто скользят, заезжая под бриллиантовую рамку. Черные трубки, покрытые эмалью, закреплены по диагонали и создают эффектный зеркальный фон для цветных камней.

Gérard Sandoz/Жерар Сандоз

Жерар Сандоз создавал свои фантастические ювелирные украшения в период расцвета ар-деко — с 1920 по 1931 годы. Его знали как кутилу и завсегдатая вечеринок в Maxim’s, а со временем он и вовсе променял семейный ювелирный бизнес на скромную кинокарьеру.

Созданные им украшения — сложная геометрия, воплощенная в различных материалах, цветах и текстурах. Ничего подобного больше никто не делал. Сам Сандоз говорил так: «Можно сотворить прекрасное ювелирное украшение из одного золота, а можно — ужас из моря бриллиантов».

Дизайн этой геометричной броши (ок. 1927 г.) вдохновлен механизмами, которые так любил Сандоз. В центре — платиновый стержень, пронизывающий преломленный золотой прямоугольник с шестеренками из золота и оникса. Фон для центрального композиции — треугольник c элементами из матового горного хрусталя и бриллиантовым паве. В данном случае Сандоз вывернул наизнанку все правила: он использовал бриллианты в качестве фона, а в центр композиции поставил полированное золото, создав действительно выдающийся образец дизайна.

Jean Després/Жан Депре

Жан Депре родился в семье ювелиров, а в годы Второй мировой участвовал в проектировании самолетов, что сказалось на его творчестве. Депре вошел в историю ювелирного дизайна благодаря украшениям, инспирированным механизмами, которые получили название bijoux-moteurs (украшения-механизмы).

Этот серебристо-черный лакированный браслет (ок. 1931 г.) — образцовый пример дизайна эпохи модернизма, объединяющий эффектную простоту и индустриальный узор. Отделка напоминает зубцы шестеренки, а сам браслет сужается, чтобы повторить форму запястья. Эта изящная деталь дизайна подсказывает, что массивный браслет создавался с мыслью о том, как он будет носиться и выглядеть на руке.

Jean Dunand/Жан Дюнан

Жан Дюнан — один из главных дизайнеров эпохи ар-деко, известный прежде всего своей лакированной мебелью, предметами декора и ювелирными украшениями. Ему поручали декорировать лаковыми панелями роскошные салоны грандиозных океанских лайнеров (таких как «Нормандия»).

Не ограничиваясь декоративно-прикладным искусством, Дюнан писал портреты, на которых зачастую можно обнаружить изображения его ювелирных работ. Два года назад на аукцион был выставлен изящный портрет его наставницы мадам Анье, на котором она изображена в колье с жирафовым мотивом.

«Жираф» — знаковая работа Дюнана, отсылающая к конкретному периоду 1920-х, когда мастера начали отходить от классического использования драгоценных материалов в сторону более современного дизайна. Схожая модель была и у Жозефины Бейкер — музы Дюнана. На знаменитом портрете для Vanity Fair она позировала в «жирафовом» комплекте (и это практически все, что на ней было).

Этот комплект — 6 предметов из ореума с красной и черной лакировкой — самый большой из тех, что есть на рынке. В Парижском Музее декоративного искусства, а также Метрополитен-музее хранятся комплекты поменьше.

Paul Flato/Пол Флато

Пол Флато был главным ювелиром звезд: его работы украшали элиту Голливуда. Свою компанию он основал в Нью-Йорке в 1928 году, а в 1937 открыл магазин в Лос-Анджелесе. Его образный стиль, часто с изрядной долей иронии, особенно расцвел в 1930 годы, когда дизайном украшений занимались такие мастера, как Адольф Клити, Джордж Хедли и герцог Фулько ди Вердура.

Среди эффектных украшений Флато — бриллиантовые перья, руки, держащие букет, и брошь в виде сундука, набитого драгоценностями.

Завсегдатаями его ателье были Джоан Кроуфорд, Марлен Дитрих, Вивьен Ли и главные голливудские герои — Дуглас Фэрбенкс, Лоренс Оливье и Орсон Уэллс. В его украшениях Кэтрин Хэпберн появлялась в фильме «Праздник», Грета Гарбо в «Двуликой женщине», а Рита Хейворт — в картине «Кровь и песок».

В этом колье, созданном для жены композитора Коула Портера (ок. 1935 г.), Вердура превратил практичный элемент одежды, ремень, в сногсшибательное ювелирное произведение с аквамаринами и рубинами. Поистине незаурядный ход в эпоху, когда большинство ювелиров выпускали цветочные или геометрические украшения! Ожерелье так хитро сконструировано, что выглядит как завязанный в узел ремень, который можно носить как прямо, так и сдвинутым набок, как в съемке Vogue 1944 года.

Alexander Calder/Александр Колдер

Александр Колдер больше известен своими «мобилями» и скульптурами, которые приходят в движение от порыва ветра или прикосновения, но ювелирное дело было его самым личным и долговечным увлечением. В украшениях Колдера — те же изящество и стиль, а также характерная ковка по металлу, что и в более масштабных конструкциях. Его ювелирные образцы — нетривиальные, но утонченные — были в коллекциях таких модных любителей искусства, как Пегги Гуггенхайм, Мэри Рокфеллер и Миллисент Роджерс.

Эта брошь «Шесть кругов» из латуни и стали (ок. 1940 г.) передает то же движение, что и его мобили, а динамика геометрического рисунка напоминает о литографиях, в которых он часто изображал множество переплетающихся окружностей.

Элизабет Арго, куратор нашумевшей выставки «Ювелирные украшения Колдера» так описывала его творения: «Пространство. Это все про освоение пространства. И Колдер воспринимает тело как «заземляющий элемент». Это не означает, что тело портит всю задумку — нет, просто оно становится частью произведения искусства, как только вы его надеваете».

Текст: Ли Сигельсон; перевод: Наталья Романовская; фото: пресс-служба Siegelson, Carolyn Meers