Как Rolls-Royce с махараджами дружил

Когда Rolls-Royce в июле 2017 года представлял в Лондоне новый Phantom, вместе с ним публике показали по экземпляру из предыдущих семи серий. Вторую представлял автомобиль Star of India, уникальный Phantom 1934 года, названный в честь 563-каратного сапфира со Шри-Ланки, который сейчас выставлен в Американском музее естественной истории в Нью-Йорке.

Легендарный автомобиль выкрашен в цвет шафрана, символизирующего чистоту индуизма. Крылья и капот сделаны из отполированного до блеска алюминия, чтобы лучше отражать яркое индийское солнце. На дверях, капоте и боковых стёклах выгравирован герб Раджкота, одного из индийских княжеств, существовавших до провозглашения независимости. Над каждым гербом надпись на санскрите: «Только тот, кто радеет о счастье и благополучии своего народа, — его истинный правитель». Автомобиль был изготовлен по спецзаказу Шри Дхармендрасингхджи, который в то время был махараджей Раджкота.

Накануне независимости в 1947 году территорию современных Индии, Пакистана и Бангладеш занимали около 600 княжеств — каждое со своим махараджей во главе. Многие поколения индийских правителей хранили верность марке Rolls-Royce, заказывая шикарные авто для самых разных мероприятий, от торжественных парадов до охоты на тигров. Многие из уникальных машин с княжеским провенансом в наше время хранятся в частных коллекциях. Некоторые из них, в том числе Star of India, принадлежат потомкам первых владельцев.

Шри Мандхатасингх Джадея, правнук Шри Дхармендрасингхджи, приобрёл «Звезду Индии» за €644 тыс. в 2010 году на RM Sotheby’s в Монако и привёз его обратно в Раджкот впервые с 1965 года. «Главы индийских княжеств считали роллс-ройсы лучшими автомобилями и в инженерном отношении, и с точки зрения статуса, роскоши салона и отделки, — говорил наследник. — Star of India долгие годы служил для встречи и сопровождения почётных гостей Раджкота.

«Звезду Индии» почтили своим присутствием Махатма Ганди и многие знатные особы Индии и Великобритании. Это предмет особой гордости и знак уважения со стороны королевского дома Раджкота».

Призма, сквозь которую мы смотрим на британско-индийскую историю, допускает немало искажений. Иногда сложное колониальное прошлое ругают, иногда — превозносят. Но одна тонкая грань диалога этих несопоставимых культур породила россыпь блестящих драгоценностей — все как одна со знаменитой решёткой радиатора в виде Парфенона.

Отношения между Rolls-Royce и махараджами зародились давно. Rolls-Royce впервые оставил след своих шин на индийском субконтиненте в 1907 году, когда Silver Ghost мощностью 40/50 л. с. выиграл тысячекилометровую гонку по семи горам, соединившую Бомбей и Колхапур. Эта победа помогла бренду зарекомендовать себя как производителя выносливых, надёжных и в то же время элегантных и стильных машин.

В начале 1920-х фирма открыла шоу-румы в Бомбее, Калькутте и Дели. До Второй мировой войны примерно каждый пятый роллс-ройс продавался индийским клиентам. Большинство из них приобретали машины, сделанные по индивидуальному заказу «под ключ», в отличие от европейцев, которые обычно заказывали шасси и мотор автопроизводителю, а корпус — в кузовных мастерских. Некоторые индийские клиенты скупали авто скопом: махараджа Майсора заказал сразу семь машин, а махараджа Патиалы перед смертью владел 44 роллс-ройсами.

Махараджи и прочие богатые индийские клиенты часто заказывали для своих стальных коней роскошное оформление и нестандартную начинку: позолоту, детали из слоновой кости, огнестрельное оружие, изысканные светильники, рожки, сирены и флагштоки. Многие автомобили служили для представительских целей.

Другие предназначались для охоты, транспортировки жён и прочих членов семьи, перевозки домашних слуг, религиозных объектов и даже для уборки мусора. Не раз разгневанные представители королевской семьи отправляли свои роллс-ройсы на уборку городских нечистот. В наказание за недостаточно почтительное обращение, с которым они сталкивались в лондонском шоуруме Rolls-Royce, или другие оскорбления, перенесённые в процессе бизнес-общения с автопроизводителем.

Некоторые заказы вошли в историю, как тот же Star of India, в 2012 году представленный на Конкурсе элегантности в Пеббл-Бич в специальном классе под названием «Автомобили махараджей». Другой автомобиль махараджи, представленный в Пеббл-Бич, принадлежит сэру Майклу Кадури, чей отель Peninsula в Гонконге славится целым парком зелёных «Фантомов».

Личная коллекция Кадури включает Phantom 1925 года первой серии, который служил охотничьим автомобилем для махараджи Джодхпура. Он оснащён двумя ружьями 16-го калибра для снайперской стрельбы. «Это один из лучших автомобилей, которыми я имел честь владеть, — говорит хозяин. — Обтекаемый кузов совершенной конической формы вызывает восхищённые комментарии знатоков и зевак, когда машина останавливается перед светофором». Можно представить, какой фурор он производил, когда появлялся на индийских дорогах — редкий, как бенгальские тигры в наше время.

Дон Уильямс, президент музея Blackhawk Automotive и владелец дилерской фирмы по продаже классических автомобилей Blackhawk Collection в Калифорнии, владеет одними из самых выдающихся автомобилей за всю историю, в том числе роллс-ройсами с индийским провенансом. «Они хотели получить всё что угодно, кроме обычного автомобиля, — говорит Уильямс о махараджах. — И роллс-ройс сделал отличную работу, доказав, что может быть особенным».

Отличный тому пример — Phantom второй серии 1930 года, сделанный для махараджи Ревы. Конусообразная задняя часть с деревянными планками, как на яхте, открывается, демонстрируя три ружья и пистолеты в том же стиле, которые использовали при охоте на тигров. «Если вы настоящий кар-гай, вас ограничат лишь кошелёк и воображение», — говорит Уильямс.

Судя по всему, махараджи были именно такими кар-гаями.