«Пока ты не ударил молотком, ничто не закончено»

Старший специалист отдела ювелирных исследований аукциона Sotheby’s, геммолог Даниэла Машетти начала работать в лондонском офисе Sotheby’s в 1980-х, спустя несколько лет открыла ювелирный отдел аукциона в Милане, а сейчас живет и работает в Женеве.

-Даниэла, всегда ли вам были интересны ювелирное искусство и аукционы?

— Если честно, ни то, ни другое меня изначально не интересовало. Я училась на археолога, и эти два мира были от меня далеки. Потом решила сделать перерыв и, чтобы сменить обстановку, записалась на курсы «Сотбис» в Лондоне. Потом мне предложили там работу, и я согласилась, даже не спросив в какой сфере мне предстоит трудиться. Мне сказали, что я буду работать в отделе ювелирных украшений — так все и началось.

— Как учат на аукциониста?

— Когда начинала я, у нас был относительно небольшой курс подготовки прямо в компании, после чего нас сразу отправляли на трибуну вести наши первые торги. Впрочем, надо сказать, что в зале тогда было поспокойнее, было меньше покупателей по телефону и не так много частных коллекционеров, как сейчас. Сейчас процесс подготовки усложнился, но он по-прежнему проходит внутри компании.

— Быть аукционистом сложно?

— Не все комфортно себя чувствуют на трибуне, перед полным залом людей, поэтому это работа подходит не всем. Но мне все это нравится.

— Какой из ваших аукционов вы считаете самым выдающимся?

— Самый удивительный и грандиозный — это когда драгоценности герцогини Виндзорской ушли с молотка в Женеве в 1987 году. Можно сказать, что в том году история «Сотбис» разделилась на «до» и «после»: выставка и аукцион привлекли огромное число людей, и все вдруг стали интересоваться ювелирными торгами.

— Какие из проданных вами лотов вы бы не отказались видеть в своей личной коллекции?

— Я бы выбрала что-нибудь в стиле «археологического возрождения», например, кулон «Бахус» от Castellani, датируемый примерно 1870 годом. Это изысканное украшение из золота оформлено великолепной филигранью и мельчайшей зернью, в нем ювелир проявил не только исключительное мастерство, но и впечатляющее знание истории. Это невероятно смелый образ, мастерам Castellani удалось идеально передать пронзительный взгляд Диониса.

— Аукционист — это больше шоумен или психолог? Уместно ли сравнивать торги со спектаклем?

— В аукционисте есть немного и от шоумена, и от психолога, и не только от них! Задача того, кто ведет торги, — создать расслабленную атмосферу, сделать так, чтобы участникам не было скучно, чтобы они получали удовольствие от процесса. И, конечно же, ты должен при этом следить за ценами, которые предлагают в зале, по телефону и по интернету, и ни на секунду не прерывать аукцион. Так что тебе нужно быть еще и профессиональным дирижером.

— Вы можете предугадать до начала торгов, кто из покупателей назовет самую высокую цену и какой она будет?

— О, это было бы очень полезным умением. Если бы аукционисты могли это чувствовать, они бы спокойно спали ночью перед торгами! Но каждый аукцион приносит сюрпризы. В этом-то и есть очарование торгов — ты никогда не знаешь, чего ожидать, и пока ты не ударил молотком, ничто не закончено.

— Есть ли у ювелирных изделий какие-то специфические особенности, отличающие их от других категорий товаров на рынке?

— Это удивительно, насколько распространены ювелирные украшения — почти у всех когда-то они были или же все их когда-то дарили. И мне кажется, что драгоценные камни любят все, они способны подобрать ключ к людским сердцам, где бы люди ни жили; не всем картинам или другим произведениям искусства такое по силам. Разнообразие нашей клиентуры лишний раз это подтверждает — за прошлый год в наших ювелирных торгах приняли участие покупатели из более чем 100 стран.

— За какую цену мог бы уйти с молотка молоток аукциона «Сотбис»?

— Такой вопрос мне еще никогда не задавали. Думаю, чтобы молоток сам по себе дорого стоил, он должен принадлежать звезде, так что лучшую цену могут предложить за молоток, которым пользовался известный аукционист.

_______________________________________________________________

Даниэла Машетти принимала участие во множестве ювелирных торгов аукционного дома «Сотбис», среди которых — «Драгоценности герцогини Виндзорской», а также собрания дома Турн-и-Таксис, Элен Бомонт и Элтона Джона.

В 2006 году Машетти провела исследования для аукциона «Кастеллани и Джулиано: Коллекция Джудит Сигел», который прошел в Нью-Йорке. Эти торги стали важнейшим событием, возродившим интерес покупателей к историческим ювелирным украшениям.

Даниэла регулярно читает лекции о ювелирных изделиях и заведует кафедрой ювелирных украшений Института искусств «Сотбис». Она также издала несколько книг на эту тему. Вместе с Дэвидом Беннетом она написала ставшую бестселлером книгу Understanding Jewellery («Ювелирное искусство») — справочник для профессионалов и коллекционеров, переведенный на множество языков и выдержавший с 1989 г. несколько переизданий. В октябре 2012 г. г-жа Машетти и Дэвид Беннетт, также в соавторстве, издали книгу Celebrating Jewellery («Воспевая ювелирное искусство») — альбом, посвященный самым известным ювелирным изделиям XIX и XX веков. Вместе с Амандой Триосси она написала книги Bulgari, The Necklace from Antiquity to the Present («Колье от античности до наших дней») и Earrings from Antiquity to the Present («Серьги от античности до наших дней»).

Фото: пресс-служба Sotheby's