Новая The Landija

В Крайстчерч, город на Южном острове Новой Зеландии, сутки лёта. Но если и есть чудеса на свете, то здесь: на утро назначена встреча с синими китами. Потом в планах купание в термальных источниках Hanmer Springs, а вечером — ужин на винодельне. С дегустацией, разумеется.

Дома, в ночь перед вылетом, на цветочную клумбу перед окном намело сугроб. Трогательным хохолком из его макушки торчали сухие бархатцы. И вот — на выходе из зала прилёта стрекот цикад и солнце. Фиона, наш гид и водитель, представляется как «киви в третьем поколении» (сто лет назад её предки прибыли сюда из Шотландии в поисках новой жизни); мы садимся в минивэн и отправляемся навстречу приключениям, — по левой, разумеется, стороне дороги. А по какой ещё нужно ездить, если я теперь по отношению к Москве хожу вниз головой?

Киты ждут нас в Кайкуре — живописном прибрежном городке, где дельфинов, пингвинов и кашалотов несколько больше, чем людей. Морское дно тут рассекает впадина Хикоранга, в ней смешиваются северное и южное течения, а потому изобильно водятся морская щука, группер и акулы (последние — фавориты в меню кашалотов). Здесь же круглый год пасутся голубые киты, поэтому нет особой разницы, когда планировать поездку. Правда, в июне в Южное полушарие приходит зима, и воздух в Кайкуре прогревается всего до десяти тепла. А на океане из-за ветра покажется ещё холоднее.

Шоссе «номер один» идёт вдоль восточного берега, параллельно железнодорожному полотну. Можно было бы взять билеты на поезд до Пиктона, откуда гигантские паромы отправляются через пролив Кука, разделяющий Южный и Северный острова. Scenery Train («живописный поезд» с панорамными окнами и открытой платформой, с которой можно любоваться горами и океаном) иногда останавливается, чтобы пассажиры могли разглядеть резвящихся дельфинов. Но мы решили оставить поезд на завтра, когда поедем дальше на север к паромной переправе в Веллингтон.

И вот Кайкура. Этот город — своего рода Дискавериленд, населённый героями Discovery Channel. Тут ежедневно разыгрывается импровизированное шоу, где массовка — лежбища морских котиков, роль миманса отводится китам-косаткам и альбатросам, а в сольных партиях — гигантские голубые киты. Неясно, кто автор либретто, а потому сюжет непредсказуем. В мизансценах могут внезапно возникнуть мигрирующие из Антарктики горбатые киты, финвалы и полосатики. В любом случае, турагенты гарантируют зрелище. То есть хоть какого-то кита вы увидите обязательно (иначе организаторы туров клянутся вернуть до 80% заплаченных денег). Дело не в деньгах, и я очень надеюсь, что свидание состоится.

Зрители занимают места согласно купленным билетам — партер рассаживается в быстроходные катера, вертолёты олицетворяют персональные ложи, а на балконах-аэропланах собраны группы по нескольку человек. По воздуху на обратном пути можно пролететь над полуостровом Кайкура. С высоты хорошо видны остатки фортификационных сооружений маори, приплывших сюда 1000 лет назад из Полинезии. Аотероа, «Страна длинного белого облака», — так называли Новую Зеландию аборигены. Кстати, если позволит погода, можно пролететь над заснеженным хребтом высотой 2 800 м.

Фиона передаёт нас Терри, капитану катера. Кроме нас на борт поднимаются ещё четверо «киви» с Северного острова, несколько пенсионеров из Англии и бэкпекер из Штатов. На катере установлен подводный локатор, который должен запеленговать морских гигантов. Но мы вот уже сорок минут не видим решительно ни-че-го, кроме жадных чаек, кружащих над нами в надежде на свой птичий фаст-фуд. И наконец-то везёт! Терри указывает на силуэт кашалота в глубине океана. Мы впиваемся в него взглядом, а он плывёт себе неторопливо, исчезая в толще воды. Внезапно, слегка изгибаясь, он показывает сначала макушку головы с дыхалом, потом широкую спину, спинной плавник и, наконец, хвостовой стебель. Нас оглушает взрыв, слышный в радиусе километра, — это гигант выдохнул десятиметровый фонтан воды в виде расширяющегося кверху конуса. И эта туша всего в двадцати метрах от меня рассекает океан! Теперь кашалот делает двенадцать (я считаю!) мелких погружений — в это время хорошо видна его светло-серая сморщенная шкура, которая в воде до этого казалась голубой. Вокруг губ, вдоль плавников и хвоста — белые крапинки. Этот кит ещё молодой: крапинки у него небольшие. С возрастом размер пятен увеличится, пока он не побелеет совсем и не станет таким, как его литературный собрат Моби Дик. Треть кита — его голова, у нашего зверя один только нос метров пять в длину. Не зря кашалота называют самым носатым существом в мире. Непонятно только, что за странные круглые шрамы покрывают кожу вокруг головы? Терри объясняет, что это следы от присосок гигантского кальмара, с которыми у кашалотов на глубине океана случаются невидимые миру выяснения отношений. Судя по размеру шрамов, кальмар был размером с двенадцатиэтажку.

Терри предупреждает, что скоро гигант уйдёт под воду минут на сорок. Нам отпущено любоваться чудом природы ещё десяток минут. За это время кашалот делает по мощному вдоху каждые пятнадцать секунд (да, я снова считаю). Значит, в среднем, — по вдоху на минуту погружения. Перед нырком он начинает круто изгибаться, наклоняется вниз и высоко задирает кромку согнутого дугой хвоста. Вот уже голова и верхняя часть спины скрываются под водой. Наш кит гордо устремляет к небу спинной плавник, а дуга его хвоста вздымается над водой ещё патетичнее. Наконец он скрывается, так и не показав нам хвостовых лопастей. Возможно, для него это интимно. Огромная тень скользит всё ниже и ниже, пока не растворяется вовсе в ультрамариновой глубине. Здесь, у побережья Кайкуры, киты погружаются в глубину всего на километр, в других широтах они способны нырять на два, а то и на три километра!

Наш катер берёт курс к берегу. На станции уже сервирован столик — мы немедленно принимаемся за карпаччо из морского гребешка под апельсиновым соусом. Хотя сегодня ясный, солнечный день, но на деревянной террасе с видом на океан чуть зябко от бриза. Правда, филе морского чёрта, запечённое с миндалём и кедровыми орешками, в компании с припущенным шпинатом и обжаренным в кунжутном масле картофелем, вполне горячо. После плотного ланча ехать никуда не хочется, однако Фиона уже зовёт из машины: пора на источники Hanmer Springs. По дороге развлекает нас байками. В прошлом году её навещали шотландские друзья. Им тоже хотелось увидеть китов, но к концу отпуска они поиздержались, так что на китовый тур средств не хватало. Тогда неунывающая компания арендовала каяк, чтобы поглазеть на полуостров с моря и наловить рыбки на ужин. Забросили спиннинг. Вдруг леска резко дёрнулась, вода вскипела, и они увидели перед собой громадного кашалота. Он оглушительно фыркнул и скрылся в пучине, обдав ледяным душем всю честную компанию и едва не перевернув каяк. Потрясённые шотландцы не сразу заметили, что спиннинг бесследно канул вместе с уловом…

Час езды по извилистому серпантину, и мы купаемся в тёплом открытом бассейне, вдыхаем целебный пар и любуемся заснеженными горными вершинами. Вначале расслабляются ноги и руки — ощущение такое, будто паришь в невесомости. Через полчаса кожа становится шёлковой, тело покалывают острые пузырьки, и, в конце концов, краснеют и начинают побаливать вечно напряжённые шейные позвонки и уставшая поясница. Значит, лечебный эффект достигнут.

Родившись заново, мы готовы вновь предаться чревоугодию. Мы выбираем Herzog — удостоенный мишленовской звезды ресторан при одноимённой винодельне. Опять садимся в машину. Красоту в Новой Зеландии описывать — дело гиблое, не буду и пытаться. Дорога идёт меж пастбищ, сменяющихся виноградниками по одну сторону, и гор с заснеженными вершинами — по другую. Нас сопровождает грибной дождь, и слева от машины, над бегущими вниз по склону виноградниками, парит двойная радуга. Самые лучшие вина производятся здесь, в провинции Мальборо: совиньон блан, шардоне и красное пино нуар.

Дождь окончился, и мы располагаемся в саду, между яблонями и кустами лаванды. Вот финальный аккорд: морковно-имбирный суп с кориандром, грудинка ягнёнка с соте из цветной капусты под острым шоколадным соусом и бутылка Herzog Spirit of Malborough миллезима 2000-го. Кулинария здесь за 150 лет бодро преодолела путь от сырой печени врага до haute cuisine. Пока мы философствуем на эту тему, нам приносят десерт и сигары.

Подходит к концу день на краю Земли. Здесь киты, птицы и немного людей. Здесь много первозданных лесов, гор и океанского воздуха. Бросить всё и уехать сюда — когда-нибудь, когда исполнится лет сто.

http://www.whalewatch.co.nz/;

http://www.hanmersprings.co.nz/;

http://www.herzog.co.nz/