Скопление льда на реке Роне вблизи Aurora Safari Camp

Когда мы прыгаем в моторку, часы показывают 10 вечера, но солнце и не думает садиться. Сафари-гид Йонас Гейке осторожно огибает мели, заглушает мотор и, проверив речное дно, даёт сигнал к прыжку в воду первому пассажиру. Бросив ему привязанный к корме лодки канат, капитан с улыбкой запускает мотор на полную, оставляя позади человека, балансирующего на водных лыжах под выкрики, присвистывания и смех на борту. Это сафари-тур по Швеции. Наша группа расположилась в Aurora Safari Camp — кемпинге с четырьмя палатками и одним туалетом на берегах реки Роне в шведской части Лапландии. Начальники лагеря — Гейке и его партнёр по бизнесу Фредрик Броман — руководят компанией Aurora Safaris Sweden, круглогодично организующей туры по заповедным уголкам к северу от города Лулео. В сезон белых ночей гостей развлекают пешими прогулками, рыбалкой и сплавом на каяках. Зимой здесь начинается высокий сезон, и путешественники катаются на снегоходах, лыжах и в собачьих упряжках, а длинные ночи проводят в ожидании северного сияния.

Территория лагеря Aurora Safari Camp

В краю экстрима Гейке — гарант безопасности. Грудь колесом, седая борода — именно так и должен выглядеть проводник в сафари-турах. Он решает проблемы, учит навыкам выживания и защищает — как раз такой человек нужен рядом, если вас забросило в богом забытое место.

Его уверенность подкреплена богатым послужным списком и более чем 20-летним опытом сафари в Кении. Однако новые горизонты он увидел именно здесь, на самом севере своей родины, и перебрался обратно в Швецию с женой-кенийкой и тремя детьми, чтобы объединиться с Броманом: «Уединённость здешней дикой природы — нечто совершенно уникальное. У нас с Фредриком куча идей. Для нас тут что-то вроде Дикого Запада».

В отличие от тропической Африки, где основное занятие — выслеживание животных, на Север любопытных туристов манит необычный опыт и весёлые забавы суровой зимы. Придумывая, чем занять туристов, партнёры Aurora почерпнули многое из африканского репертуара Гейке. Лагерь с брезентовыми палатками вокруг главного тента-столовой во многом подражает африканскому образцу, но со шведским акцентом. Вместо ужина с вином, которым обычно балуют гостей на закате в саванне, Aurora на восходе луны устраивает вечеринку с шампанским на замёрзшем озере у барной стойки, выточенной изо льда. Вместо сплава в выдолбленных из дерева лодках мокоро по кишащей крокодилами реке Гейке организует рафтинг по Роне. Вместо экскурсии верхом на слоне вы пересекаете полярный круг в собачьей упряжке, одетые, как космонавты, чтобы защититься от зимней стужи.

Катание на собачьей упряжке по лесной трассе

Конечно, воссоздать сафари по‑африкански в Швеции не всегда просто, а то и вовсе невозможно. Гейке сбивается с ног, и это наглядный пример сложностей, с которыми сталкивается предприниматель в Скандинавии, где рабочая сила не из дешёвых. «В Африке на 10-местный кемпинг обычно приходится от 25 до 40 человек персонала, — поясняет он. — А здесь лагерем на 12 мест занимаемся мы вдвоём».

Трудности не всегда можно измерить цифрами. В стране, где большинство местных жителей вполне удовлетворяет отдых в лесу со своей палаткой, понятие роскоши довольно условно, а услужливость для здешнего менталитета совсем не характерна. Путешественники в Швеции часто вынуждены сами нести свой багаж, кофе к вашему пробуждению могут и не сварить, а туалеты в номере не всегда имеются по умолчанию (за исключением городских отелей).

«Большинство шведов не знают, что такое роскошь и какие ожидания у потребителей люкса, — рассказывает Марина Сафонова, владелица скандинавского туроператора Nordic Luxury. — Чем дальше на север, тем более девственна природа, но отелей класса люкс вы там не найдёте». Нехватка пятизвёздочных гостиниц в Швеции не ограничивается только северными областями — даже в Стокгольме мало отелей ключевых международных брендов. Но в таком отходе от стандартов есть своё очарование. В путешествии по Швеции ощущается истинно шведский дух. Вместо того чтобы подгонять ваше приключение под сложившийся формат, местные просто занимаются привычными делами в надежде, что вам это тоже придётся по душе. «Я демонстрирую свой жизненный уклад приезжающим к нам гостям, — объясняет Гейке. — В этом вся суть путешествий сюда. Здесь нет ничего наигранного».Торкиль Берглунд и Кристина Бонде живут в центре Стокгольмского архипелага, примерно в часе езды на катере до столицы. На противоположном берегу узкого канала супруги обустроили собственную версию сафари-лоджа по‑шведски. Island Lodge на 8 тентов открылся в 2012 году на одном из почти 30 тысяч островов архипелага. Подобно Aurora, их лодж взял многое от палаточных сафари-лагерей в Африке, где Кристина провела большую часть своего детства.

Номер с видом в Island Lodge

«Мы предлагаем отдых на природе по мотивам сафари, придуманного британцами, — рассказывает о лагере Берглунд. — Чистая роскошь развлечений на свежем воздухе… с элементами преодоления».

Преодоление — это одна на четыре палатки ванная и сервис на уровне «сделай сам». Но в этой простоте и есть магия. В вашем распоряжении — почти весь остров. Палатки-куполы с дровяной печью и коврами из оленьих шкур стоят прямо на каменистом берегу — можно загорать, купаться или удить рыбу, устроившись на валунах. И конечно, здесь есть плавучая финская сауна — непременный атрибут шведских сафари-лоджей. Рядом всегда наготове каяки и падлборды.

Мои приключения в основном ограничивались самим островом, а Торкиль порою приносил мне пиво, пока я купался, плавал на доске и рыбачил с плавучей платформы. Как-то он подплыл ко мне на надувной лодке, предложив отвезти на другую сторону острова. А всего через несколько минут уговорил доплыть до 9-метрового обрыва на берегу и спрыгнуть с него.

Вернувшись к себе в палатку, я мог расслышать, как шведские семьи в другой части острова похожим образом весело проводят время за купанием, рыбалкой и прыжками в воду с камней. По каналу с шумом проносился катер, а в соседней бухте бросал якорь на ночь чей-то парусник.

«У богатых людей Швеции собственные яхты, на которых они путешествуют по архипелагу, — объясняет Берглунд. — Когда вы приезжаете в Island Lodge, от вас не требуется никаких навыков и знаний местности. Оказаться на безлюдном острове в первозданном лесу всего в часе езды от столицы — уникальная возможность».

Мода на безлюдную шведскую Лапландию не нова. Город Лулео с 75 тыс. жителей окружает поросшая соснами и берёзами местность, где лишь изредка встречается дачный домик или богатая лососем река.

«У многих никогда не было шанса как следует прочувствовать на себе зиму в полевых условиях. Здесь они выходят из зоны комфорта, участвуя в активном отдыхе при минус 20˚С, — рассказывает Гейке. — Они уверены, что ни за что на свете не нырнут в прорубь на озере, но всё именно этим и заканчивается»."Сюда приезжают, чтобы заняться тем, что раньше никогда не делали, и увидеть то, чего раньше не видели, - рассказывает Марина Сафонова. — Взять то же северное сияние: нет гарантии, что вы его увидите, шансы 50 на 50, но за этим приезжают всё чаще и чаще".

Гостевые дома на территории Arctic Retreat

Фирма Aurora Safaris не одна пытается заработать на растущей популярности региона. Не так давно заявил о себе комплекс Arctic Retreat недалеко от деревни Гуннарсбин в получасе езды от Aurora Safari Camp. Это два добротных дома и сауна прямо на реке Роне. Рядом лес, куда ходят в походы.

Команда Aurora Safari Camp тоже расширяет программу развлечений. Гейке делится планами организовать мобильное сафари, включающее катание на собачьих упряжках и снегоходах. А в прошлом году фирма переоборудовала помещение, где раньше располагались почта и универсам, обслуживающие деревню из 6 человек, в Outpost Lodge — открытый круглый год отель на 6 комнат. «После перекрёстка — пустота: на ближайшие 150 километров только дикие места. Здесь последний оплот цивилизации».

Одиночество, посещающее вас в путешествии с Aurora Safaris, некоторых гостей даже тяготит. В конце концов, Гейке не может быть в двух местах одновременно, как мы вскоре выясняем, вернувшись в лагерь.

После того как мы устроились на ночлег в простеньких кроватях вокруг дровяной печи, гид распрощался и пообещал вернуться рано утром, чтобы приготовить кофе и завтрак (если бы мы путешествовали зимой, он, по его словам, конечно, не оставил бы нас одних). А сейчас он прыгает в лодку и отправляется домой к семье. Как только смолкает мотор его лодки, наступает полная тишина. Мы одни в темноте (пусть она и длится всего пару часов) шведской Лапландии.

Ближайшее окружение Aurora Safari Camp: домик в лесу в свете северного сияния

Большая пятёрка по‑шведски

В Африке под Большой пятёркой понимают льва, леопарда, носорога, слона и буйвола. В Швеции же концепция сафари (этот термин пришёл из арабского и суахили и переводится как «путешествие») предполагает скорее встречу с природой в разные времена года, чем с животными. Представляем пятёрку главных развлечений в шведской Лапландии по версии шведа Йонаса Гейке, за плечами которого 24 года жизни в Кении и бессчётное количество сафари-туров в обеих странах.

  • Северное сияние

«Здесь самое место, чтобы его наблюдать. В шведской Лапландии крайне низкая плотность населения, и чем вы дальше от цивилизации, тем меньше светового загрязнения. Северное сияние — главная причина, по которой люди сюда приезжают, но даже если им не доводится его застать, они об этом забывают, потому что получают другие не менее прекрасные впечатления».

  • Полуночное солнце

«Полярный день — прямая противоположность полярному сиянию, но тоже уникальный опыт. Оказаться среди дикой природы в полночь, когда вовсю светит солнце, — незабываемо».

  • Полярный круг

«Поездка на снегоходе с пересечением полярного круга — словно пересечение экватора в Африке. Есть один маршрут, когда вы, преодолев на сноумобиле бесконечное количество километров, приезжаете к арке, которая стоит на самой северной параллели, — скульптор возвёл её прямо в чистом поле».

  • Лось

«Это прекрасное животное можно часто увидеть и летом, но зимой он становится полноправным королём леса. Обильные снегопады заставляют даже таких крупных млекопитающих мигрировать из горных районов в низины и ближе к побережью: им, как и людям, легче идти по дороге, чем по глубоким сугробам. Прошлой зимой за один день я встретил 34 лося».

  • Уединение

«На Земле совсем немного таких безлюдных мест. Многие мечтают о таком опыте в Африке, но если у меня сломается машина на африканском континенте, через пять минут обязательно кто-нибудь придёт на помощь. Если же у вас заглохнет машина зимой на здешних просёлочных дорогах, где телефон не ловит связь, вы можете замёрзнуть насмерть. Здесь, на Севере, если нет ветра — нет вовсе никаких звуков, сплошная пустота. Кажется, что слышишь движение мыслей в собственной голове».

Статья «Кто в лес?» опубликована в журнале «Robb Report» (№11, Декабрь 2019).