Лиссабон: один день c Нелли Константиновой

В этом месяце исполнилось 10 лет, как мы впервые увидели Португалию. Началось с новогоднего отпуска, продолжилось покупкой дома, и не закончится никогда. Португалия — моя большая любовь и любование.

Португалия, золушка Европы, расцвела при Энрике-мореплавателе. Инфант Энрике родился в XIV веке. Основным его делом было тратить казну на новые корабли и на записи рассказов вернувшихся из-за экватора купцов. Это было примерно так же, как сейчас строить корабли для полета в Магелланово облако: далеко, по дороге черные дыры и люди с песьими головами.

Про собаколюдей, которые живут за Экватором, писал на всех ресурсах того времени враль Птолемей. Осудить Эрика-мореплавателя за то, что он тратит казну на удовольствия, было невозможно: он в жизни никогда не вышел в море. Сидел в своей крепости Сагреш на самом юго-западном мысу Европы и отправлял отчаянных сорвиголов за информацией. Совсем скоро многие вернулись, привезли несметные богатства и историй — до конца жизни хватит. Несмотря на слабые коммуникационные поддержки, информация распространилась мгновенно. Прежде всего о том, что никаких людей с песьими головами нет. Скоро все уже хотели плыть в Африку и далее везде. Через 25 лет после смерти Эрика Португалия стала владычицей морей, а ее колонии превзошли размером империю Александра Македонского. Именно оттого на португальском говорят многие страны.

А Португалия неожиданно и болезненно вернулась к своему прежнему статусу: в середине XVIII века, в день Всех святых, Лиссабон пал. Землетрясение в 9 баллов первыми сокрушило праведников, собравшихся к 9 утра в церквях. Цунами довершило дело: город лежал в руинах, король с семьей в нервной горячке скрывался в загородном замке на горе. Если бы не его премьер-министр, скорее всего, от Португалии бы ничего не осталось, настолько обескровлена она оказалась. Маркизу де Помбаль, этому португальскому Меньшикову, стоят памятники в каждом городе. Как и Эрику-Мореплавателю.

Португальцы, наверное, поэтому отличаются от соседних испанцев, как фаду отличается от фламенко. Если судьба забросит вас в Лиссабон на пару дней, позвольте ему покружить вас.

День первый

Лиссабон — город на семи холмах, но гораздо более рельефный, чем, скажем, Москва. Знаменитые лиссабонские трамваи в форме параллелепипеда (они изображены даже на косметичках, которые выдают в бизнесе португальских авиалиний TAP) не для красоты такие, а потому что иначе городские холмы не одолеть.

Остановитесь в отеле Four Seasons, если вы любите брутальную эстетику 70-х и мозаики на стенах вестибюля. Закажите на вечер мишленоносную Alma и идите себе гулять по округе.

Лиссабон легкомыслен и небрежен, турист сразу чувствует себя хорошо на фоне расписанных граффити стен и непочиненных домов с надписями «продается». Только через время турист поймет, на какой роскоши замешан этот фон. Но есть места, где понимаешь это быстрее. Спускаясь неспешно от отеля вниз (это значит, к воде, к реке Тежу), по дороге вы встретите, например, Embaixada — просторный и гулкий старинный дворец с фресками на стенах, в котором вольно раскинулись кафе и магазинчики дизайнеров. Выпейте чашку кофе или портоника (белый портвейн с тоником, я пью 1:2, но гордые сердца просят один к одному) и продолжайте прогулку.

Улица Руа Политекника, на которой стоит Эмбайшада, полна антикварных. «Почему я не вижу у вас португальских столовых сервизов?» — спросила я скорбного маленького антиквара в Sоlar Antiques. — «Больше никто не накрывает столы на 12 человек, девушка, никто не собирается всей семьей», — ответил он печально, — «И мы не принимаем большие сервизы. Ищите на аукционах», — и дал мне несколько названий: Palacio de Сorreio Velho, Cabral Moncada Leiloes, Veritas Art Auctioneers.

Если вы такое любите, то будете бродить в огромных аукционных залах в другой свой визит (я-то обожаю, и только могучим усилием воли не покупаю лиможский сервиз на 12 персон за 600 евро, был снят с торгов, ни одной ставки, мне же нужен португальский в порядке поддержки отечественного производителя), а пока продолжайте свое плавное движение к центру. Можно зайти перекусить в Cevicheria, брата-близнеца московской Севичерии на Пречистенской набережной; можно пропустить стаканчик в Cinco - баре, где работает лучший бармен страны. Даже если он на гастролях, коктейли будут несладкими, остроумными и недюжинными, гарантирую.

Совсем скоро внизу вы встретите магазин лучшего в стране фарфора, Vista Alegre. В него стоит зайти по причине невозможной красоты продукции: там есть сервизы работы Оскара де ла Ренты и других больших настоящих художников. Самый дорогой узор — ручная копия китайского XVIII века, Tobacco leaf. В том же магазине продается вдесятеро дешевле фаянс другой национальной марки-гордости, Bordallo Pinheiro: его недорогие беби-ставридки и капустные кочаны-супницы — идеальный сувенир. Напротив Vista Alegre — Hermes, а в полутора минутах за углом — Palacio Chiado, еще один дворец XIX века, совсем недавно превращенный в ресторан с двумя этажами, устричным баром, отличной народной португальской едой и золотым крылатым львом под потолком. Скорей заходите и просите стол на ланч.

В этом районе, Chiado, вы в гуще жизни, вот и проведите в нем этот день. В двух шагах от вас — два двухзвездных ресторана города, упомянутая Alma и Belcanto, в оба заранее записывайтесь на вечер. В пяти минутах Caza das Vellas Loreto, свечная лавочка, которая делает вручную свечи с незапамятного века.

Еще в пяти минутах пешком оттуда — бутик португальских перчаток Luvaria Ulisses, бутик португальской обуви Sapataria do Carmo и поразительный лифт-сам-по-себе Elevador de Santa Justa, который заканчивается обзорной площадкой. Рядом археологический музей, но про музеи я не хочу вам рассказывать, разве только если вы в Лиссабоне на два дня. Тогда читайте скоро «Два дня в Лиссабоне». Через дорогу Руа Ауреа — фаду-бар Discoteca Amalia.

Слушать фаду (что означает «судьба» и «фатум») именно там советует лучший блогер португалии Нельсон Карвальехо. И это важный совет, потому что мест с фаду в городе миллион. В полутора шагах — знаменитый концепт-бутик A vida Portuguesa, с штучной старинной азулежу (сине-белой в основном керамической плиткой, национальным богатством страны), дизайнерскими штучками и старинными покрывалами из колючей шерсти, похожими на одеяла из пионерлагеря. И конечно же, со съедобными, не керамическими, сардинами.

Сардины, национальную гордость страны номер один, на которой она стала процветать в XX веке, можно и нужно купить для подарков в любом гастрономе за €1−2. Но если вы пижон или забыли зайти в гастроном, не расстраивайтесь: в аэропорту Лиссабона, приятно близко расположенном к центру города, есть фантастической красоты сардинный бутик, с ресепшном в виде карусели, с лампочками как на катке, с малиновыми бархатными тронами, красными лаковыми полами, сотрудниками в цирковых ливреях и банками сардин, пронумерованными по годам. Понятно, что все покупают в честь дня рождения мамы/папы/жены/ребенка, но если всех не упомнишь, то можно просто купить рыбешек с актуальным 2018 годом.

Второй день в Лиссабоне я предлагаю провести на машине. Монастырь в стиле мануэлино и эпическая кондитерская рядом, Синтра и Мыс Рока, музей Азулежу, музей Гульбенкяна, Таймаут маркет, Лапа Палас, бар в стиле рококо в Паласио де Лишбоа, статуя Христа. Ждите обновлений.

Текст: Нелли Константинова; фото: пресс-службы, flickr.com