Эмин Агаларов
Эмин Агаларов

В 30 километрах к северо-востоку от Баку, на берегу Каспийского моря, пенные волны бьются о берег, на котором стояла рыбацкая деревушка. В 1980-х здесь был край отчаянных, опалённых солнцем и закалённых ветром, просоленных до костей мужчин. Край, богатый осетриной, где чёрной икры больше, чем хлеба, а браконьеров — больше, чем милиции. Необузданные нравы местных джигитов отразил в легендарном кино «Белое солнце пустыни» сценарист Рустам Ибрагимбеков. Вместе с братом Максудом, тоже писателем и одним из выдающихся деятелей азербайджанской культуры, Рустам проводил летние месяцы на даче в этом посёлке — по соседству с семейным домом Агаларовых. Кроме Ибрагимбековых рядом прожи- вал художник Таир Салахов.

Лет пятнадцать тому назад Эмин Агаларов начал проводить лето в родных краях всё чаще, постоянно летал в Баку, наведывался и на дачу, где когда-то рос вместе с Фуадом, сыном Рустама Ибрагимбекова (они до сих пор дружат). «Поскольку я не могу бездельничать, — рассказывает Эмин Агаларов, — начал прицениваться к участкам. Земля была недорогая, и за 15 лет я скупил несколько сотен гектаров».

Дал «Жару»

Но одно дело купить землю, и совсем другое — получить её в собственность. «Некоторые участки я покупал по три-четыре раза: вроде бы оформил сделку, начал строиться, а через год приходит другой человек: „У меня от местной власти на эту землю есть документы 1993 года!“» Потом приходит третий. В общем, дети лейтенанта Шмидта, наши дни. В итоге удалось приобрести и объединить 400 участков. В начале 2000-х Эмин построил на берегу первые 10 домов, которые планировал продать. «Но покупателей почти не было, никто не хотел отдавать деньги за дома без инфраструктуры», — вспоминает бизнесмен. Тогда он решил возвести спорткомплекс с бассейном, сауной, раздевалками, теннисными кортами. Дальше — больше. Рядом с посёлком стоял заброшенный пансионат Метростроя с участком в три гектара: «Здание занимало почти 15 тыс. кв. м, и как-то жалко было его сносить. Я привлёк специалистов из Москвы, они сделали анализ бетона, проверили фундамент». И пансионат превратился в бутик-отель Sea Breeze на 50—60 номеров. В отеле, само собой, появился ресторан, а с ним и жизнь: «Открывали мы отель моим концертом лет 12—13 назад. В следующие годы я уже приглашал других артистов: от Лепса и Агутина до Крейга Дэвида». Так вырос гигантский фестиваль «Жара».

До города далеко?

Сегодня ту рыбацкую деревушку не узнать: посёлок разросся до 300 гектаров, которые Эмин продолжает осваивать. «Построено тысяч 300—400 квадратных метров, я даже не считал, и сейчас в работе примерно столько же. Это более сотни домов: апарт-отелей, апартаментов. Плюс супермаркет, школа, детский сад, артцентр. В процессе строительства больница и аквапарк». В общем, полноценная инфраструктура города-курорта. «Лет пять назад я привлёк к проекту крупное американское архитектурное бюро, которое занимается проектированием городов, — говорит Эмин. — Перестал строить кусочками, выбрал фундаментальный подход. Примерно год мы разрабатывали генеральный план, дорожную сеть, стоянки, коммуникации, чтобы не было проблем в дальнейшем, когда мы построим те три миллиона квадратных метров, которые запланировали».

А что с браконьерами?

Если вы думаете, что тех матёрых моряков просто смыло в Каспийское море, то ошибаетесь. Всё на том же берегу ещё в 2010-х годах они собирались у лодочного штаба, распределялись по баркасам и двигали на свой не самый законный промысел. Само собой, новый хозяин (как и любой другой) этим гордым людям был не указ. Так начались долгие переговоры — рыбаки умели торговаться. Сошлись на том, что они сдвинут штаб на несколько километров вдоль берега, а в придачу получат новенький лодочный гараж и асфальтированный подъезд к берегу. «С одной стороны, решать эти вопросы должно государство, но как их решать, если деятельность рыбаков изначально незаконна? Так что находил компромиссы», — говорит Агаларов. Сегодня эти люди работают на Город — занимаются законной ловлей и поставляют рыбу в рестораны. Да, Эмину пришлось взять на себя некоторые функции мэра: «Задачи мэра? Чтобы было чисто, красиво, чтобы всё безупречно работало, чтобы везде были электричество, вода, кондиционирование. А главное в работе любого мэра — чтобы жители были довольны. Без плотного взаимодействия с местными людьми я бы ничего не смог сделать. Сегодня многие из них работают у меня». Суммарно в Sea Breeze трудоустроено более 2000 человек. Это строители, работники пляжей, спасатели, МЧС… Важно понимать, что Город построен не в пустыне, а в районе со своей историей, культурой, спецификой.

Эмин Агаларов
Эмин Агаларов

Гастролёры

Главный вопрос — в том, что это место никогда не было туристическим. Даже высокопоставленные чиновники в беседах с Эмином сомневались, что в Город удастся привлечь светскую публику. О чём может идти речь, если местные даже музыку не одобряют? Однако уровень исполнителей, которых собирал вокруг курорта Эмин, постепенно сделал своё дело. Люди смекнули, что развлекательный кластер влияет на ценообразование прилегающих участков. Многие теперь могут продать свои дачи и резиденции за большие деньги. Есть и другие плюсы. «Какая музыка без электричества? Так вот, я за свой счёт строю подстанцию, которая обеспечит электроэнергией весь посёлок Sea Breeze, а сколько я себя помню, летом он часто бывал обесточен. Я провожу воду. Полностью очистил шесть километров пляжа, обустроил бульвар и кабинки для переодевания, привёз гольфкары. Часть того, что мы делаем, оказывается в пользовании местного населения абсолютно безвозмездно», — объясняет Агаларов.

Как в Майами

Земля у каспийских берегов не терпит растительности. Пальмы просто не приживаются среди песка и ветра. Однако чудо-город весь в тропических деревьях: «Я привлёк канадских озеленителей, они порекомендовали пальмы из Барселоны, которые не боятся ветра. Чернозём привезли из России. Это, конечно, дорогое удовольствие, зато похоже на Майами. Планирую за пять лет посадить пять миллионов деревьев и растений». При таком масштабе выгоднее построить питомники и выращивать саженцы самим.

Душа девелопмента

Что вдыхает жизнь в недвижимость? Нет, не архитекторы и дизайнеры и даже не вид из окна. Ресторан. Это Агаларов знает ещё со времён Sea Breeze: «Именно на ресторанах я сделал акцент. Сегодня на территории работает около десяти объектов с 40 концепциями: фуд-корты, пицца, бургеры, шаурма и так далее. Мы открыли Shore House — аналог московского ресторана, который супер успешен, особенно в летнее время. Fish Box — тоже копипаст моего московского проекта. На берегу нельзя строить ничего капитального, поэтому мы сложили из морских контейнеров двухэтажный ресторан с террасой. Турецкий проект уже работает, строим теперь немецкий».

Немного цифр

Сегодня по понятным причинам Город привлекает ещё больше внимания. Многие интересуются недвижимостью. «Не могу сказать, что это значительный рост, но средний коэффициент продаж у нас в позапрошлом году составлял одну квартиру в день, в прошлом — полторы, сейчас мы вышли на две квартиры в день. Это лучше, чем я ожидал. Но из-за больших затрат на инфраструктуру строить надо больше и продавать больше, а наценка у меня очень небольшая, рентабельность — порядка 25%. Для понимания: средняя продажная цена — около $1500 за квадратный метр. То есть квартира в 70 кв. м стоит $100 тыс. — уже с отделкой. Для недвижимости класса „А“ это довольно экономично. И поднимать цены я не хочу, чтобы не тормозить продажи, а следом и стройку. Ведь нужны и школа, и детский сад, и больница, и всё, что я запланировал. Одна подстанция мне обходится примерно в $20 млн, чтобы её окупить, надо построить и продать не менее пяти зданий по 200 квартир в каждом».

Дорогой Джон…

Чтобы слегка отдохнуть от пекла курортной темы, переключимся на моду: Агаларов, пожалуй, главный амбассадор марки John Varvatos в России. Откуда такая любовь? «О, эта история вам понравится. В одном из бутиков в Майами я наткнулся на пиджак, который сидел на мне так, будто был сшит на заказ. Выяснилось, что и остальные вещи John Varvatos отлично мне подходят. Однажды я подумал: ну сколько можно таскать из Майами чемоданы одежды? Пришёл в магазин и попросил телефон Варватоса…» Конечно, прямого контакта ему не дали, но оставили телефон хэд офиса в Нью-Йорке. Эмин ловко прорвался через секретаря, заявив, что он партнёр Джона по бизнесу. Тот снял трубку, выслушал приветственный спич и спросил: «А кто вы вообще такой?». Но напористость «партнёра» оценил. Всё кончилось встречей в Нью-Йорке и открытием двух бутиков в Москве. «Даже когда я ничего не успеваю, мой помощник просто подбирает мне сценический образ в магазине. Удобней не придумать». Вообще, сам Варватос — фанат музыки, у него в офисе с десяток гитар, он одевает многих артистов. «В одежде Varvatos выглядишь как артист, — говорит Эмин. — Я, кстати, и Тилля Линдеманна подсадил на этот бренд».

Эмин Агаларов
Эмин Агаларов

Именной бизнес

Империя Агаларова так или иначе строится вокруг ресторанного бизнеса. Эмин говорит, что в первом проекте (Shore House в «Крокус Сити»), основанном совместно с отцом, многому научился у ресторатора Аркадия Новикова, который также входит в состав учредителей. «К сожалению, это единственный проект, который мы пока сделали вместе. Новиков показал мне, как администрировать и масштабировать ресторанный бизнес. Одно дело семейное заведение и другое — сеть. Как дать людям ощущение, что они знают хозяина лично, сделать заведение модным и обеспечить высокий уровень сервиса, притом что руководят рестораном наёмные работники, а не семья? Он знал ответ на все эти вопросы. У меня уже более 50 объектов ресторанного характера, абсолютно разные. Одни более успешные, другие — менее, но раз они работают, значит, людям нравятся. В какой-то момент команда предложила мне ребрендинг, предполагающий ставку на моё имя. С недавнего времени все рестораны объединены в группу Restaurants by Emin Agalarov».

Модное место

По мнению Эмина, Peach на Саввинской набережной — лучшее, что ему удалось создать в ресторанном секторе: «Понимаете, я никогда не любил трендовых ресторанов. У меня был концепт семейных заведений, которые не претендуют на высокую кухню, — вкусно, качественно и обслуживание хорошее. Но друзья начали говорить, что у меня нет ресторана, в который хочется сходить, что называется, в пятницу вечером, куда идёшь за атмосферой. В итоге нашли локацию, совместили караоке с банкетным залом, открыли огромную террасу. Я прекрасно понимаю, что мода имеет свой срок. Мы рассчитываем, что трендовым ресторан будет года три. Плюс инерция хорошего места, которая длится пять-десять лет. Караоке Divas — отдельная история. Мы потратили около $800 тыс. только на звук. Любой артист может выйти на эту сцену и выступать со своим коллективом без дополнительного оборудования».

Как здоровье?

Известно, что в ресторанах иногда теряют здоровье, а в караоке — надрывают связки, но поскольку бизнес Эмина Агаларова выстроен в экосистему, в ней должно быть место, где это здоровье можно восстановить. Для этого предусмотрена сеть Crocus Fitness. Агаларов убеждён, что фитнесов на душу населения в стране не хватает, что это перспективный рынок: «Первое, что я понял, когда всё это затеял: фитнес-клуб должен быть большим. Второе — в нём важно собрать всё самое крутое, что я видел в мировых отелях: от массажных кабинетов до саун и соляных комнат. Ведь даже в отеле бывает сильный фитнес, но слабое спа, или наоборот. Третье — я понял, что одним клубом не обойтись, сеть позволит иметь в штате 300—400 тренеров разной специализации. То есть, если вы занимаетесь в одном клубе и там нет тренера, скажем, по дзюдо, он к вам приедет из другого клуба». Такая «библиотека» тренеров позволяет Crocus Fitness быть в топе.

P. S. И о роскоши

Что такое роскошь в наши дни? «Самая большая роскошь — горизонт планирования, который мы утратили. Мы сейчас не понимаем, как структурировать свой бизнес и на что ориентироваться. В какой валюте кредитоваться? Каким будет курс? Как это отразится на бизнесе? С учётом всех санкций не очень ясно, как делать закупки. Но в любом случае это всё более-менее решаемо», — считает Эмин. Удивительно, как ему удаётся сохранять самообладание, работая над столь масштабными проектами в разных странах. Он вообще устаёт или нет? Всё же случается. И как привести себя в чувство? Бизнесмен и певец улыбается: «Только музыкой. Сейчас я планирую записать альбом песен Элвиса, и мы ведём переговоры с продюсерами, например с Дэвидом Фостером, у которого 16 „Грэмми“ (несколько лет назад мы с ним уже сотрудничали). А потом поеду в мировое турне».

Статья «До города далеко?» опубликована в журнале «Robb Report» (№5, Январь 2022).