Слева — Джеймс Бьюкенен Дьюк, справа — его дочь Дорис в 14-летнем возрасте

«Тебя всегда будут любить только за твои деньги»

Джеймс Бьюкенен Дьюк, табачный монополист, владелец American Tobacco, был очень богатым и очень осторожным человеком. Он родился в 1856 году, нажил гигантское состояние на торговле сигаретами и производстве электроэнергии, не спешил обзаводиться потомством (а вдруг расточат состояние?) и по всем признакам должен был умереть холостяком. Во второй половине XIX-начале ХХ столетия деловые люди или женились до 40 и заводили много детей, или не женились вовсе. Однако Дьюк все же выбрал себе жену, когда ему было уже под 50, — и через два года развелся, так и оставшись бездетным.

Понимая, что надежда иметь наследника — а судя во всему, именно этот мотив руководил запоздалыми матримониальными порывами немолодого миллионера — меркнет на глазах, в 1907 году (ему был без малого 51 год) Джеймс Бьюкенен женился еще раз. Избранницей стала не молодая девушка, а вдова по имени Ненелайн Хольт Инмен. На этот раз все получилось, хотя и не сразу: спустя пять лет после свадьбы Ненелайн родила мужу долгожданного ребенка.

На свет появилась девочка, которую назвали Дорис. Был ли Дьюк расстроен рождением дочери, а не сына, история умалчивает. Так или иначе, 56-летний отец окружил младенца невиданной роскошью. Дорис спала на шелковом белье, ее окружали телохранители, а в школу ребенка возил водитель на Rolls-Royce, специально купленном отцом для дочери. Другие транспортные средства — яхта и личный железнодорожный вагон-люкс — Джеймс назвал в ее честь.

Понимая, что он не сможет служить дочери опорой и защитой всю ее жизнь, миллионер постарался с детства объяснить ребенку суть человеческих отношений, в которых он, как человек богатый и предприимчивый, неплохо разбирался. Он оставил Дорис в наследство гигантский капитал — более 100 миллионов долларов в «додепрессивных» ценах — и отцовское напутствие: «Тебя всегда будут любить только за твои деньги, а не за твои достоинства».

Дорис Дьюк в 22-летнем возрасте на частном пляже для высшего общества Bailey’s Beach в Ньюпорте, штат Род-Айленд. 1934 год

Богатейшая девушка Америки и всего мира

Пожелание так себе, но ему было суждено сбыться. Юная Дьюк осиротела незадолго до своего 13-летия — осенью 1925 года. Ее гигантское состояние, которое она, по завещанию отца, должна была унаследовать в несколько этапов, до поры до времени оставалось под управлением душеприказчиков, но Дорис ни в чем не нуждалась. Когда ее мать Ненелайн пожелала было продать оставшуюся от мужа недвижимость — Duke Farms, ферму в Нью-Джерси (от «фермы» было только название: фешенебельный 30-комнатный особняк, крытые теннисные корты, оранжерея, огромный сад, угодья площадью более тысячи гектаров), дочь (и заинтересованные юристы) ей этого не позволили.

В 1929 году, в разгар Великой депрессии (почти не сказавшейся на состоянии Дьюк: курить люди не прекращали даже в кризис), Дорис блистала на балу дебютанток в фамильном имении Rough Point, выкупленном ее отцом у семейства Вандербильт.

Дорис Дьюк в поместье Rough Point в Род-Айленде
Имение Дьюков Rough Point в Род-Айленде
Интерьер Rough Point
Интерьер Rough Point
Интерьер Rough Point
Спальня в Rough Point
Вид из поместья Rough Point
Вид из поместья Rough Point

Невероятно рослая для 1920-х (рост Дьюк составлял 183 сантиметра), с крупными чертами лица и тяжелым подбородком, девушка не была красива, но, разумеется, дорогая одежда, макияж и украшения в определенной мере сглаживали это впечатление. А гигантское состояние завидной невесты позволяло и вовсе закрыть глаза на ее внешние несовершенства. Впрочем, «богатейшая девушка Америки», как прозвали ее газетчики, да и всего мира не торопилась замуж и приняла брачный обет только в 1935 году — в 23-летнем возрасте.

Ее избранником стал мужчина на 16 лет старше нее: видимо, искала в муже отца. Но Джеймсу Кромвелю (так звали жениха) было далеко до его тезки Джеймса Дюка — как в предприимчивости и удачливости в бизнесе, так и в хорошем отношении к Дорис. По словам самой богачки, муж всю брачную ночь мучил ее расспросами, сколько денег она готова ему дать.

Слева — портрет Дорис Дьюк, справа — фотография Дорис Дьюк и ее мужа Джеймса Кромвеля

Дальше — хуже. Кромвель стал изменять своей супруге, когда она была на сносях. Узнав об этом, Дорис выгнала мужа, но так перенервничала, что у нее случились преждевременные роды. Ребенок умер, прожив всего сутки. Дьюк успела назвать дочку именем Арден и оплакивала ее много лет. Других детей у миллионерши уже никогда не было.

Playgirl

Ходили слухи, что в отчаянии Дорис пыталась утопиться, но ее вытащил из воды профессиональный пловец, с которым у нее случился бурный роман. Даже если это слухи, доля правды в них все же есть. Умопомрачительно богатая молодая женщина «закинула чепец за мельницу» и погрузилась в водоворот романтических приключений. Ее «жертвой» стал даже голливудский актер, звезда первой величины Эррол Флинн.

Впрочем, коварный Гименей еще раз завлек «табачную принцессу» в свои сети. В 1947 году, спустя четыре года после официального развода с Кромвелем, 35-летняя Дорис влюбилась в жиголо по имени Порфирио Рубироса. Формально Рубироса числился дипломатом из Доминиканской республики, но по сути жил за счет женщин. Дьюк увела его у французской актрисы Даниэль Дарье (ходили слухи даже об отступных размером в миллион долларов).

Дорис Дьюк и Порфирио Рубироса

Впрочем, этот брак по расчету протянул недолго: Порфирио поправил свое материальное положение за счет жены (она подарила ему дом, конюшню и даже самолет) и сбежал. Больше Дьюк не повторяла своей ошибки и замуж не выходила, а жиголо не слишком успешно на ней наживались. Самолеты она впредь предпочитала дарить себе сама: например, в одном из них была спальня, повторяющая дизайн спальни в одном из ее поместий.

Дорис Дьюк

Одному из возлюбленных Дьюк крупно не повезло: в середине 1960-х стареющая богачка и филантропка увлеклась дизайнером Эдуардо Тирелло, мужчиной с репутацией, подпорченной даже по меркам американской богемы. Он встречался с несколькими женщинами (и, поговаривали, даже и с мужчинами) одновременно. Дорис случайно задавила его автомобилем, когда он открывал ей ворота ее особняка. Суд признал, что Дьюк убила любовника по неосторожности, а семья покойного получила довольно приличную по тем временам (но несущественную для Дорис) компенсацию в 75 тысяч долларов.

Первая полоса газеты в Ньюпорте после убийства Эдуардо Тирелло Дорис Дьюк

Миллионерша с юных лет играла на фортепиано, пела госпелы, обожала джаз и джазистов. Мексиканский джазист Джое Кастро, который удостоился благосклонности Дорис и был сильно моложе своей подруги, получил было от нее виллу в Беверли-Хиллз с впечатляющим провенансом: в ней жил Рудольф Валентино. Однако, когда Джое заявил, что больше не любит свою патронессу, она недрогнувшей рукой отобрала виллу обратно. С каждым годом своей жизни недвижимость Дорис любила больше, чем мужчин. Даже молодых и красивых.

Трудолюбивая миллионерша

Первой впечатляющей недвижимостью Дьюк, которую она купила самостоятельно, а не получила в наследство (как Duke Farms, Rough Point или особняк на Манхэттене, который в итоге достался Институту изящных искусств Нью-Йоркского университета), стало поместье Шангри-Ла на Гавайях, где Дорис проводила медовый месяц (а если точнее — практически медовый год) с Кромвелем. Муж исчез, а поместье осталось.

Дорис Дьюк во время медового месяца с Джеймсом Кромвелем на Гавайях
В поместье Шангри-Ла на Гавайях
В поместье Шангри-Ла на Гавайях
В поместье Шангри-Ла на Гавайях
В поместье Шангри-Ла на Гавайях
В поместье Шангри-Ла на Гавайях

Живя на Гавайях, Дьюк познакомилась с Дьюком Каханамоку — медалистом Олимпийских игр и пропагандистом серфинга. Миллионерша успешно встала на доску, оказавшись достаточно атлетичной для нового для себя вида спорта. Впоследствии Дорис собственноручно промывала майоликовые панно на фасаде Шангри-Ла и превратила его в музей исламского искусства, культуры и дизайна, разместив там свою гигантскую коллекцию восточного искусства (после смерти Дьюк музеем управляет фонд ее имени).

Она вообще любила работать: так, во время Второй мировой войны богатейшая женщина Америки работала в Египте в столовой для военных моряков, получая символическое жалование -доллар в год. Также в годы войны едва ли не с рождения в совершенстве владевшая французским «табачная принцесса» подрабатывала корреспонденткой International News Service. После окончания войны она решила пожить в Париже, где писала для Harper’s Bazaar.

Поместья и сады

Впрочем, журнал мод ей быстро надоел. Дьюк была в состоянии позволить себе любые наряды и украшения, но не слишком ими увлекалась. Чаще всего на фотографиях в молодые годы ее можно было увидеть с ниткой жемчуга на шее. Иногда миллионерша оригинальничала, появляясь на публике в галифе или полупрозрачной тунике. У нее были роскошные броши и браслеты от Van Cleef & Arpels, Cartier, Tiffany & Co. и других знаменитых ювелирных домов, но коллекционировать она все же предпочитала искусство.

Бриллиантовое бандо от Cartier, принадлежавшее Дорис Дьюк
Ожерелье с жемчугом и бриллиантами периода La Belle Époque от Cartier, принадлежавшее Дорис Дьюк
Кольцо от Tiffany & Co. с бриллиантом в 19,72 карата, принадлежавшее Дорис Дьюк
Топазовая брошь, созданная ювелиром Фулько ди Вердура во время сотрудничества с Flato — ювелирным домом Пола Флато. Принадлежала Дорис Дьюк
Бриллиантовый браслет в стиле ар-деко, созданный в 1927 году. Принадлежал Дорис Дьюк
Двойное бриллиантово-изумрудное ожерелье Дорис Дьюк, созданное David Webb

Другим увлечением Дьюк на склоне лет стало садоводство. В 46-летнем возрасте Дорис разбила открытый для публики ботанический сад Duke Gardens в память о своем отце Джеймсе, свозила туда редкие растения и иногда лично помогала садовникам. Также она охотно работала в саду в своем поместье Duke Farms в Нью-Джерси.

Памятуя о том, что успех ее отцу принес верблюд (сигареты, на которых он сделал состояние, назывались Camel), Дорис держала в поместье верблюдов, которые беспрепятственно ходили по парку. Она жертвовала немалые суммы организациям охраны природы — как и учебным заведениям и благотворительным фондам.

Duke Farms в Нью-Джерси

На склоне лет одинокая миллиардерша (ее состояние, пока она мыла майолику, собирала исламское искусство и разводила верблюдов, неуклонно росло) стала, как о ней писали таблоиды, «чудить». Бездетная Дорис удочерила взрослую женщину, объявив, что та — реинкарнация ее умершей сразу после рождения крошки Арден. Позже Дьюк пришла в себя и аннулировала удочерение (и заодно переписала завещание). Прямых наследников у богачки не было, и, когда она в 1993 году в 80-летнем возрасте умерла от последствий хирургических операций, вызванных, в частности, неудачной подтяжкой лица, ее деньги перешли различным фондам и организациям.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Не первая леди. Модная биография Джеки Кеннеди-Онассис после Белого дома

Железная бабочка. Как жена диктатора собирала украшения, туфли и недвижимость

Эвита-расточительница — Эва Перон умерла в возрасте Христа, но святой не была

От герцогини Виндзорской до Лиз Тейлор: какие драгоценные подарки получали великие женщины

Царица Елена: жена Чаушеску собирала шубы и ученые звания и заслужила ненависть сограждан

Хочешь следить за событиями в мире роскоши? Подписывайся на «Robb Report Россия» в Instagram, Telegram и Facebook.