Есть люди, по которым отмеряют время. Эпоха Михаэля Шумахера в «Формуле-1», эра Алекса Фергюсона в «Манчестер Юнайтед», золотой период Майка Тайсона в боксе. На небосклоне зажигается очередная звезда, на фоне которой другие светила тускнеют, и вот мы уже живём не в 1980-е, 1990-е, 2000-е, а при Марадоне, Джордане, Федерере.

В хоккейном мире человечество входит уже в третье десятилетие эпохи Александра Овечкина — человека, которому оказались по зубам, казалось бы, вечные рекорды НХЛ и который из воплощения абсолютной силы на льду на наших глазах превращается в фигуру, способную творить историю и вне площадки.

Он открыто противостоит НХЛ, отстаивая право звёзд хоккея выступать на Олимпиаде, и ему прощается даже очень резкая критика руководства лиги. 13 лет защищая цвета клуба из столицы США, он объявляет о создании «команды Путина», и это не мешает тысячам американцев скупать сувениры с его игровым номером и фотографироваться на фоне курсирующего по Вашингтону автобуса с изображением русской звезды.

Овечкин уже давно перестал быть просто спортсменом, он — явление мирового масштаба. Несокрушимая глыба, об которую, как в рекламе известного банка с участием Александра, разбиваются и айсберги, и любые нападки.

В 2008 году главным достижением Овечкина был его рекордный для НХЛ контракт — $124 миллиона за 13 лет в «Вашингтон Кэпиталз», но сегодня о деньгах применительно к Ови, как называют форварда в США, говорят в последнюю очередь. Он даёт повод для более интересных разговоров. Известия о новых победах «Кэпиталз» и шайбах капитана клуба перемежаются с новостями об очередных павших под напором Овечкина рекордах. По числу забитых шайб он уже оставил позади и Марио Лемьё, и Теему Селянне, а по ряду показателей давно вышел на единоличное первое место.

Самый титулованный европейский игрок в истории НХЛ, единственный хоккеист в лиге, который девять раз становился лучшим снайпером регулярного чемпионата, первый игрок, которому в одном сезоне достались четыре главных индивидуальных приза НХЛ, рекордсмен по числу голов в овертаймах — этот список можно продолжать долго, но чем больше в нём достижений, тем отчётливее звучит главный вопрос: сможет ли Овечкин опередить Уэйна Гретцки, сместив канадца с трона величайшего хоккеиста всех времён? И с каждым годом ответ «да» кажется всё логичнее.

Причину этой уверенности можно найти также в рекордах восьмого номера «Вашингтона»: он — первый хоккеист, забивавший 45 и более голов в 11 сезонах, и человек, наибольшее количество лет подряд становившийся лучшим снайпером своей команды. Александр не только феноменально талантлив, но и удивительно стабилен.

В эпохе Овечкина нет взлётов и падений, нет золотого и серебряного периодов. Он лучший всегда, и этим уникален. За годами триумфов в играх стоят десятилетия непрерывной пахоты на тренировках. Именно за это умение долго работать на пределе возможностей его и уважают все, даже те, кто может не разделять его взглядов.

В 2021 году некогда рекордный контракт Овечкина подойдёт к концу, но можно быть уверенным, что за ним последует новое соглашение, которое, скорее всего, также войдёт в историю мирового хоккея. Впрочем, уже давно миллионы на счету капитана «Вашингтон Кэпиталз» интересуют болельщиков куда меньше, чем его хоккейные достижения.

Если Ови не сбавит набранного хода, то к 2024 году обойдёт великого Гретцки. Впрочем, для полного триумфа на этом пути Александру должна покориться и ещё одна не взятая пока высота — олимпийская медаль откроет чемпиону мира и обладателю Кубка Стэнли двери в клуб игроков, завоевавших все главные трофеи этой планеты. Это цель масштаба его личности и тот бриллиант, который должен украсить корону величайшего хоккеиста в истории.

Robb Report связался с Александром по Zoom, и разговор начался, конечно, с рекордов.

Вы забили более 700 голов и занимаете шестое место в списке лучших бомбардиров. Впереди маячит Марсель Дионн, забросивший 731 шайбу. Вы ставите себе цель его обойти?

Всех шайб забросить не сможешь, сколько бы ни бросал. Нужно забить следующий гол, а там будет видно. Но чем больше, тем лучше, мы работаем по максимуму.

В вашей семье крепкие спортивные традиции (отец — профессиональный футболист, выступал за «Динамо», мать — баскетболистка, олимпийская чемпионка). Вы бы хотели, чтобы ваши дети продолжили спортивную династию?

У нас два сына, старшему скоро будет три года. Он уже стоит на коньках — я встал на лёд поздно, в 7−8 лет, так что он уже опередил меня. Получаю колоссальное удовольствие, замечая, как он любит хоккей, как радуется, когда смотрит матчи с моим участием и других хоккеистов. Его любимая игрушка — клюшка с шайбой.

Для меня это кайф. Он знает, что я хоккеист, постоянно просит маму включать хоккейные видео. Конечно, хотелось бы, чтобы он стал спортсменом. Но выбор за ним. Главное, чтобы сын получал от жизни удовольствие и знал: в него верят, его любят. Мы сделаем всё, чтобы он был счастлив.

В прежние годы звёзды спорта могли позволить себе быть тусовщиками. Сейчас всё иначе: тот же Криштиану Роналду нанимает не только личных тренеров и диетологов, но и слип-коучей — специалистов по сну. Насколько у вас за годы в спорте поменялось отношение к тренировкам?

Одно скажу: без тренировок далеко не уедешь. Я знаю, что нужно моему организму, чтобы быть в хорошей форме. Я постоянно на связи со своим персональным тренером, мы всегда в диалоге о том, как улучшать и восстановительный процесс, и тренировочный.

Кажется, что сейчас спортсмены носят только то, что предписывает им контракт. Но у вас с Hublot какая-то уникальная история — вы долгие годы приобретали эти часы для личной коллекции. И вот теперь стали посланником марки. С чего началась эта любовь?

Первые Hublot я купил в 2008 или 2009 году. Сразу две модели Big Bang. С тех пор я люблю эту марку. Ну а когда возникла идея союза, я с радостью согласился. У нас хорошие отношения с Рикардо Гвадалупе, главой бренда. А у Hublot такая традиция — выдающиеся спортсмены, достигшие определённых высот, получают именную модель часов. Мне для этого не хватало выиграть значимый турнир на клубном уровне, то есть Кубок Стэнли.

Когда мы его выиграли в 2018‑м, появилась возможность сделать коллаборацию с Hublot. Над дизайном модели Big Bang Unico Red Carbon Alex Ovechkin думали вместе с женой. Спорных моментов было два: где поставить моё лого и где будет отражён российский флаг — это обязательно, я же русский человек. Считаю, часы получились красивые, чисто мужские.

Какие из дорогих игрушек, помимо часов, любите больше всего?

Когда я был один, то, конечно, интересовали машины и одежда — так я себя баловал. За модой я уже не гонюсь, другие приоритеты. А любимая машина сейчас Mercedes Geländewagen, хотя раньше я не понимал, в чём кайф «гелика». В 2012 году, когда был локаутный сезон в НХЛ, я вернулся в Москву на зиму. До этого у меня в Москве были только летние машины, кстати, тоже «мерседес» — купе. И вот понадобилась зимняя.

Мы с другом на его старом G-class объездили все автосалоны, перепробовали все машины, и мне ни одна не подходила. Ну и тут друг говорит: посмотри новый «Гелендваген». Я упирался: твой «гелик» мне не нравится — едем как на табуретке, всё скрипит, трясёшься… В общем, убедил посмотреть новую модель. Заехали в салон, взяли на тест… вот с того момента из джипов — только «гелик» и в России, и в Америке.

Есть ли у вас вдохновляющие примеры спортсменов, которые, завершив карьеру, успешно перешли в большой бизнес?

Майкл Джордан, что далеко ходить. А вообще из великих спортсменов, кем восхищаюсь, могу назвать Коби Брайанта, Месси, Пеле. Эти люди добились всего в спорте за счёт упорной работы и таланта.

До какого времени рассчитываете выходить на лёд?

Как бог даст, но здесь главное — не обманывать хоккей. Когда начинаешь понимать, что ты уже не на том уровне и вредишь команде, то какой смысл играть дальше? Странно всю жизнь зарабатывать себе имя, чтобы потом одним сезоном или матчем его профукать. Есть ведь и другие проекты, которые надо реализовать, ты же не вечно будешь спортсменом.

Где вы планируете жить, когда завершите карьеру?

Это зависит не только от меня. У меня семья, и решение мы будем принимать совместно.

Статья «Время и эпоха» опубликована в журнале «Robb Report» (№3, Апрель 2021).