Насколько своевременной для Вас стала работа над календарем Pirelli?

Я всегда мечтал о ней, что вполне естественно. Каждый раз, когда видишь фотографии календаря Pirelli, сразу понимаешь, когда они были сняты. Они всегда четко привязаны к современности. Кроме того, когда на них смотришь, становится понятно, что фотографам была представлена полная свобода самовыражения, возможность воплотить в образах мир своего воображения.

Расскажите, что привело Вас к созданию данных образов, и как Вы свели все в единое целое?

История Алисы пересказывалась бесчисленное множество раз. Пару лет назад мой друг подарил мне книгу с иллюстрациями к первоизданию, которые я никогда раньше не видел. Эти иллюстрации подхлестнули мой интерес к Алисе и к творчеству Льюиса Кэрролла. У меня возникло желание изложить эту историю по‑новому, обратившись к истокам вдохновения автора книги. Я сознательно не хотел следовать интерпретации Disney и Тима Бeртона. Я хотел вернуться к самому глубинному слою вдохновения, которое руководило автором, когда он поручил Джону Танниелу проиллюстрировать его книгу.

Вы говорили, что в исходном варианте история Алисы была более мрачной.

Я думаю, что в последние полвека из культурных соображений мы пытались раскрасить наши сказки в радужные цвета. Дети же способны увидеть и понять мрачные стороны, не хуже светлых. И это прекрасно понимал Льюис Кэрролл, и, возможно, именно поэтому его повествование приобрело такую известность.

Ваши работы не столь мрачны, сколь самобытно прекрасны.

Красота прячется в разных вещах. Подчас, даже образ смерти и разложения может оказаться не менее прекрасен нежели нечто, что только что появилось на свет. Я думаю, что не стоит сосредотачиваться лишь на наиболее светлой стороне жизни.

На чем основывается Ваше сотрудничество с другими талантливыми людьми: на ощущениях, культурной общности, взаимопонимании?

При такого рода съемках необходимо пытаться получить максимальную отдачу от всех участников, дать им понять, что именно ты хочешь достичь. Это взаимная работа, попытка вытянуть из всех то лучшее, на что они способны, чтобы получились по‑настоящему хорошие фотографии. Когда речь идет об образах, для меня всегда было важно создать нечто до сих пор невиданное. Для меня это первый прерогатив. Я стремлюсь создавать фотографии, которых никогда не было, но которые напоминают что-то уже известное. Кроме того, я убежден, что взаимообогащение идеями стоит в основе всего. Когда смотришь работы фотографа, художника, кинорежиссера, это напоминает нечто, что ты уже когда-то читал или видел, потом в твоей голове все это перемешивается и тебе удается создать нечто, что является совершенно новым.​

Согласны ли Вы, что лишь наличие осознанной творческой цели позволяет довести свою мысль до публики?

В моем представление фотография — это нечто вроде самопроявления, некоторое волшебство и нечто неосязаемое. Ее как бы нет и надо по‑настоящему верить, чтобы она стала действительностью и проявилась в полной мере. Лучшие фотографии всегда спонтанны. Излишняя искусственность ей вредит, она теряет силу, ибо, по‑моему, самые жизненные фотографии — это те, в которых имеется какая-то неочевидная оплошность. Такие фотографии были сняты как-то сами собой, и эта непосредственность их очень украшает.

Когда работаете, стремитесь ли Вы достичь особого вдохновения?

Некоторые из самых знаменитых фотографий всех времен и народов сделаны совершенно безыскусно. Многие из военных фотографий отражают ту долю секунды, которая безвозвратно прошла, тот момент, который пронесся мимо. По‑моему, искусство фотографии — это сочетание инстинкта, способность быстро реагировать на мимолетные изменения и проявления хаоса. Многие из моих фотографий на самом деле нечто вроде любовного письма, которые я посылаю чему-то, что было сделано до меня. Я себя мыслю, как мостик во времени, возврат к тому, что когда-то было новым и возникло до меня.

Но вернемся опять к съемочной группе: были ли моменты, когда Вам удалось достичь особой гармонии с людьми, с которыми Вы работали?

Сцены с участием Шона «Дидди» Комбса и Наоми были самыми непредсказуемыми. Но это был благотворный, желанный хаос. Со временем я, как фотограф, понял, что наилучшие результаты достигаются, когда ты не полностью контролируешь ситуацию. Именно тогда тобой начинает руководить инстинкт, который помогает тебе быстро постичь суть того, что должно произойти. Во время съемок нельзя постоянно основываться на идеях, культурных интерпретациях и весомых соображениях. Приходя на съемочную площадку и начиная снимать, никогда не задавай себе лишних вопросов о том, что из этого получится… доверься инстинкту, в этом залог успеха.

Достигли ли Вы в календаре желаемого результата?

Фотограф никогда не бывает полностью доволен конечным результатом, ибо потенциально наилучший результат не один, их много. Однако, в любом случае, я доволен теми образами, которые мне удалось снять. Можно сказать, что я ими горд.